Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


5732 просмотра

В Карагандинской области горящая степь грозит разорением местным фермерам

И что их ждет в августе

Фото: Shutterstock

За последнее время степные пожары охватили более 7 тыс. га пастбищных и сенокосных угодий, нанеся серьезный удар по сельскому хозяйству. Впрочем, подводить итоги еще рано: август обещает новую волну засухи. 

Хлопушки – в дело

Основная масса возгораний пришлась на июль, оказавшийся особенно жарким: среднемесячная температура превысила норму на 2 С. Зачастую сухая трава вспыхивала из-за неосторожного обращения с огнем, грозовых разрядов, битого стекла, выброшенных окурков.

«Тушение степных пожаров – дело акиматов, которые формируют добровольные пожарные отряды из числа местных жителей. Мы им всячески помогаем. С апреля по август в регионе зарегистрировано 241 горение степи, 187 из которых ликвидированы с участием подразделений ДЧС. Перехода огня на посевы допущено не было», – комментирует официальный представитель ДЧС Карагандинской области Жанна Дауренбекова. 

Сегодня наиболее подверженными природным пожарам остаются Бухар-Жырауский, Улытауский, Осакаровский, Актогайский, Шетский, Абайский и Жанааркинский районы. 

«Чаще всего огонь сбивают вручную при помощи хлопушек – черенков от лопат с резиновыми пластинами на конце. Другими способами потушить степной пожар практически невозможно из-за его быстрого распространения, сопочного рельефа и безводности местности. Огонь засыпают землей или по возможности заливают водой, после чего проводят опашку территории», – пояснила г-жа Дауренбекова.

На счету каждый гектар

В 2019 году на тушение степных пожаров в областном бюджете предусмотрено 26,3 млн тенге. К 1 июля из этой суммы акиматам выделено 9,7 млн тенге. Деньги потратили в основном на приобретение горюче-смазочных материалов для техники, находящейся на вооружении у добровольных пожарных формирований. 

Как говорит замруководителя областного сельхозуправления Сырым Бошпанов, выжженные огнем 7 тыс. га выглядят не такими большими на фоне общей площади пастбищ (35,3 млн га) и сенокосов (386 тыс. га). Но фермерам важен каждый клочок земли. 

В общей сложности из-за степных пожаров фермеры уже потеряли порядка 42 тыс. центнеров сена. 

По словам Сырыма Бошпанова, засушливая погода не только провоцирует возникновение природных пожаров, но и ведет к снижению урожайности зерновых культур. 

«Сейчас происходит налив зерна пшеницы. Если дождя не будет, то все в таком виде и останется. Урожайность упала на 5 ц/га, и в среднем выходит 7,5 ц/га», – констатировал г-н Бошпанов. 

Хата с краю

Как оказалось, подчас добровольные пожарные дружины, которые акиматы формируют из числа местных жителей, собрать достаточно сложно. 

«Нашим животноводам буквально негде пасти скот. 80% пастбищ сгорело, вопрос с заготовкой сена открытый. Это большой материальный ущерб: покупать сено – дорогое удовольствие, тем более из-за засухи травостой совсем низкий. Дует сильный ветер, поэтому мы практически ничего не можем сделать. Выезжаем, определяем площадь пожара. Если остановить распространение огня опашкой невозможно, то вызываем пожарных. Людей нужно собирать оперативно. Но, к сожалению, у нас все фермеры заняты. Тушат  лишь те, чьи земли горят», – делится аким Коксунского сельского округа Абайского района Батыржан Оразбеков. 

Он утверждает, что в похожем бедственном положении находятся фермеры четырех соседних сельских округов, а также двух районов – Шетского и Жанааркинского. 

Выживает сильнейший

Крестьянское хозяйство «Шанс» – одно из крупнейших в Карагандинской области. Наряду с остальными оно пострадало от степных пожаров. Наиболее крупный произошел недавно – загорелись тюки сена, весившие порядка 300 т. 

«Все крестьяне остались без пастбищ и сенокосных угодий. В один миг сгорело и то и другое. У нас было без вариантов: либо спасай сено, либо зерновые. Поэтому мы кинулись зерновые спасать. Ветер был сильный, ничего не сделаешь. Этот пожар тушили четыре дня. Крестьяне пассивные: мое не горит, у соседа горит, пусть сам и спасает. Нет же такого, чтобы все вышли скопом и потушили. Пусть даже пожар в другом сельском округе, нужно его локализовать там, а все ждут, пока он подойдет к их подворью. В том году космическая съемка работала, нас предупреждали: надвигается пожар, а в этом – нет», – рассказывает глава КХ «Шанс» Игорь Жабяк.

По его мнению, сложившаяся ситуация может повлиять на повышение себестоимости сельхозпродукции, а также серьезно подкосить мелких фермеров. 

«Такой глобальный пожар у нас впервые. Каждый будет выживать как сможет. Сейчас пойдет одно за другим: сначала цена на сено подпрыгнет, а потом на молоко и мясо. Небольшие хозяйства могут из-за всего этого разориться», – резюмировал г-н Жабяк.

Еще не вечер

По данным РГП «Казгидромет», средняя температура августа будет выше нормы на 1 градус – плюс 19–24 градуса по Цельсию. Наряду с этим прог­нозируется малое количество осадков. Подобные погодные условия будут способствовать дальнейшему возникновению степных пожаров. 
Член центрального совета Союза фермеров Казахстана по Осакаровскому району Ерлан Оспанов предупреждает: аграриям следует быть предельно осторожными и строго придерживаться правил пожарной безопасности. 

«Сейчас малейшая искра, отлетевшая от работающей сельхозтехники, может привести к возгоранию. Поэтому в каждом крестьянском хозяйстве необходимо организовать инструктаж», – считает Оспанов.


2599 просмотров

Казахстанский рынок доставки еды оказался на грани серьезного передела

Сразу три крупные международные службы включаются в игру

Foodtech – услуга, растущая во всем мире ударными темпами и меняющая не только привычный ландшафт бизнеса, но и привычки людей. Нас ждут рестораны без клиентов, рост big data в бизнесе и жесточайшая конкуренция за клиента. К нам заходят глобальные игроки: Яндекс.Еда, Glovo, Wolt. 

Глобальный рынок готовой еды – $96,2 млрд

Эксперты McKinsey оценивают мировой рынок доставки продуктов питания и готовой еды в $96,2 млрд. Через приложения курьерских служб во всем мире пока продается около 1% всех продуктов питания и примерно 4% готовой еды, которую производят рестораны и сети фастфуд. 

Если уйти от усредненных оценок, то безусловным лидером по потреблению готовой еды являются США – около половины американцев покупают ее в ближайших ресторанах или заказывают ее доставку домой. В Европе эта привычка менее распространена, однако в Великобритании через приложения еду заказывают 7% населения. Интересно, что в некоторых крупных городах России проникновение этой услуги достигло примерно 9%.

Самые популярные готовые продукты – пицца и суши. Менее востребованы бизнес-ланчи, традиционные блюда и десерты. В последнее время одним из главных факторов для клиентов стало время доставки заказа. Но логистика – не самое сильное звено ресторанного бизнеса. Быть рядом с клиентом и доставлять заказ быстро – значит постоянно расширять производственную сеть и число курьеров, внедрять свои IT-системы для управления всеми процессами.

В это слабое место и вклинились курьерские компании, обладающие наработанными технологиями быстрого обмена информацией и оптимизированной системой доставки. Для ресторанов это нарушение традиционной схемы, благодаря которой они понимали своего покупателя и его вкусы. Обычно покупатель звонил в ресторан или онлайн заказывал блюдо, которое ему доставлял курьер этого заведения. Это создавало прямую связь ресторана с потребителем. С появлением универсальных приложений эта связь оказалась нарушена – теперь клиент общается с посредником-приложением. О меняющихся клиентских вкусах ресторан догадывается с запозданием, обнаружив падение продаж еды на вынос.

Примеров, показывающих уязвимость даже крупных компаний, на рынке достаточно. Крупнейший мировой производитель пиццы Domino пытается бороться за сохранение традиционной схемы. Дело в том, что курьерские приложения привлекают много инвестиций, благодаря чему занижают стоимость доставки, ставя целью быстрое расширение своей доли рынка. 

Domino отказывается сотрудничать с ними, но «война с приложениями» обрушила стоимость акций компании на 15%, ежегодный рост продаж сократился с 7 до 3%. 

В свою очередь компании по доставке еды объединяются, чтобы оказывать большее влияние на рынок. К примеру, этим летом началось объединение таких крупных игроков, как голландская Takeaway.com N.V. и американская Just Eat PLC. Объединенная компания будет обслуживать 355 млн клиентов в год на общую сумму заказов более $8 млрд.

«Темные кухни» кормят удаленного клиента 

M&A сделки свидетельствуют о сохраняющемся потенциале роста рынка доставки продуктов и готовой еды. По оценке Target Global, foodtech растет на 20–30% ежегодно, что делает этот сегмент самой перспективной отраслью для инвестирования. Наиболее популярные секторы – онлайн-сервисы, «темные кухни» – так называются рестораны, ориентированные только на онлайн-клиентов, а также сервисы по обеспечению ресторанов продуктами.

Пример стремительного роста популярности этого вида услуг в СНГ – Яндекс.Еда. Проект появился в 2017 году, когда на рынке России безраздельно господствовала DeliveryClub группы Mail.ru. 

Яндекс.Еда сформирована на базе поглощенных Foodfox и UberEATS. В первый год клиентами стали 100 тыс. человек, год спустя их было уже 1 млн, а в текущем году, по оценкам экспертов, компания отвоевала 20% всего рынка России, закрепившись в 25 крупных городах. Считается, что DeliveryClub, работая в 97 городах, контролирует 80% рынка.
 
Как раз сейчас все внимание привлечено к очередному витку борьбы между этими конкурентами: Яндекс.Еда объявила о введении бесплатной доставки, компания DeliveryClub на этот шаг пока никак не отреагировала. Напомним, сейчас рынок готовой еды в России составляет 132 млрд рублей (примерно 764,7 млрд тенге). В связи с этим возникает вопрос: как изменится рынок Казахстана с появлением иностранных игроков, закаленных конкуренцией недоступного для нас уровня и способных поднимать ставки в игре настолько высоко?

Какие глобальные игроки зашли на рынок Казахстана

Выход Яндекс.Еды на рынок РК можно считать свершившимся фактом. Компания не дает комментариев до официального запуска локального проекта, однако признала, что тестирует услугу на базе собственного сервиса такси. Одновременно компания начинает экспансию на рынок Беларуси.

Ожидается приход в страну еще одного игрока – финского стартапа Wolt, сейчас компания на стадии подбора ключевого персонала. Этот проект работает в 14 странах Европы, в его базе 1,5 млн клиентов, специализация – доставка готовой еды из ресторанов.

Наконец, с начала текущего лета в Казахстане работает испанская компания Glovo. Она специализируется на поставках любого товара, включая продукты питания и готовую еду. Glovo работает в 22 странах мира, начиная с 2015 года курьеры компании выполнили более 40 млн поставок. Среди глобальных партнеров McDonald’s, KFC и Starbucks.

Появление в Казахстане таких серьезных игроков позволяет предположить, что и у нас повторится сценарий, типичный для стран, уже переживших экспансию сервисов поставки: производители еды либо передают доставку специализированным компаниям, либо сливаются с ними. Инструментов давления у курьерских компаний великое множество. Например, формирование собственных брендов на рынке еды и переманивание клиентов в эту нишу льготными тарифами на поставку за счет масштаба бизнеса и поддержки со стороны глобальных материнских структур. 

Что такое рынок доставки еды в Казахстане?

По данным компании Chocofood, в РК оборот услуг по поставкам продуктов и готовой еды достиг показателя 11,6 млрд тенге. В деньгах эти услуги ежегодно растут на 20%. В большей степени это касается городов Алматы, Нур-Султан, Шымкент и Караганда. По собственной оценке, Chocofood контролирует 24% рынка доставки еды и 82% рынка foodtech, фактически львиная доля заказов еды в мобильных приложениях – это заказы через chocofood.kz. Другие основные игроки рынка доставки еды – Samurai Sushi, KFC/Hardee’s, Burger King, McDonald’s, Gippo, которые имеют собственные службы доставки. 

Комментируя грядущие конкурентные войны, компания подчеркнула, что усиление конкуренции приведет к общему росту рынка. К примеру, значительно сократится среднее время доставки, благодаря внедрению технологий big data бизнес сможет предвосхищать пожелания клиента. Также здесь уверены, что местные компании лучше «чувствуют» потребителя и знают его особенности.
 
Напомним, что начиная с 2014 года ключевым конкурентом Chocofood была Foodpanda Kazakhstan, часть международного сервиса по онлайн-заказу и доставке еды Delivery Hero. В 2017 году Chocofood поглотил конкурента и стал абсолютным лидером среди foodtech-сервисов.

21 августа, CEO Сhocofamily Рамиль Мухоряпов заявил о привлечении дополнительного капитала в компанию. $5 млн инвестировал Айдын Рахимбаев, основатель BI Group. Мухоряпов подчеркнул, что основные ресурсы будут направлены как раз на развитие сервиса «Рахмет» и Chocofood. Сейчас сервис доставки еды сhocofood.kz совершает 2,5 тыс. доставок в день из 650 ресторанов. Глава Сhocofamily рассчитывает, что компания вырастет в 18 раз в ближайшие пять лет, причем 70% прибыли должны принести иностранные проекты. Как минимум, конкуренция с новыми иностранными игроками на домашнем поле позволит Chocofood, а значит, и Сhocofamily в целом, получить опыт, который холдинг сможет применить уже при своей международной экспансии.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

 

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций