Перейти к основному содержанию


17999 просмотров

Китайским инвесторам закрыли доступ к лесам Восточного Казахстана

Переговоры местных властей и зарубежных предпринимателей зашли в тупик

Фото: Shutterstock

Самый лесистый регион Казахстана ищет бизнесменов-лесопользователей, готовых заниматься вырубкой и переработкой древесины. Иностранные партнеры из КНР, которые проявляли заинтересованность в этом бизнесе, не согласились на предложения Казахстана, и переговоры зашли в тупик.

Экспорт под запретом

В 2019 году подходит дедлайн для принятия решения китайскими инвесторами, с которыми власти Восточного Казахстана уже больше года ведут переговоры о сотрудничестве в сфере лесопользования. Однако руководству областного ведомства, отвечающего за лесной бизнес, уже сейчас понятно, что никакого совместного казахстанско-китайского завода не будет.

Глава управления природных ресурсов и регулирования природопользования ВКО Мурат Кусаинов сообщил, что переговоры приостановлены. Стороны не договорились в главном – какой именно вид сотрудничества будет между бизнесменами СУАР и ВКО. Предприниматели из Поднебесной хотели бы получать в Восточном Казахстане круглый лес и экспортировать его к себе на родину. Чиновники акимата ВКО предлагали им другой вариант – открытие на территории двух районов ВКО (Риддер и Алтай) фабрики по глубокой переработке низкосортной лиственной древесины, получение такого востребованного товара, как, например, OSB-плиты.

«Переговоры приостановились, последний раз делегация приезжала из Китая в декабре прошлого года. Они не заинтересованы в нашем предложении. Но мы не дадим им наши лесные ресурсы. И раньше не давали ни одного гектара, ни одного кубометра, и теперь не собираемся. Мы хотим, чтобы казахстанцы, наши люди этим занимались», – сказал Мурат Кусаинов.

Такая позиция – не личное решение кого-то из властьимущих в акимате ВКО. Экспорт круглого леса из Казахстана запрещен в рамках законодательства. Кроме того, лесопользователями, которые занимаются непосредственно рубкой, согласно Лесному кодексу, могут быть только граждане РК. Иностранцам такой вид предпринимательской деятельности не дозволен.

Мы ищем лесорубов

Вместе с тем объемы, рекомендованные к вырубке, в ВКО составляют 1,5 млн кубометров хвойного и лиственного леса. По словам руководителя управления, фактический объем рубок в регионе не превышает 225 тыс. кубометров в год. Остальные 1,3 млн кубометров – это тот ресурсный потенциал области, который остается невостребованным. 

По данным Ассоциации предприятий лесной, деревообрабатывающей и мебельной промышленности ВКО, лесной бизнес не имеет инвестиционной привлекательности, потому что лесопользователи несут большие затраты на налог на право первичной вырубки и серьезные издержки на развитие инфраструктуры. Ведь невозможно постоянно рубить деревья рядом с дорогой. А чтобы идти глубже в лес, нужны дороги и хорошая техника.

Немаловажно, что к «долгосрочникам» закон предъявляет слишком жесткие требования. По мнению экспертов ассоциации, риски потерять этот бизнес в пять раз выше, чем его сохранить. 

Как говорят специалисты, в настоящее время в ВКО определено 12 перспективных участков для лесопользования с ежегодным объемом рубок до 450 тыс. кубометров в год. Все они расположены относительно недалеко от областного центра – в Усть-Каменогорском, Асубулакском, Верхубинском и Самарском лесхозах. Власти готовы уже в ближайшее время предоставить эти земли предпринимателям, способным влиться в лесной бизнес, но желающих пока нет. 

Существующие средние перерабатывающие предприятия – ТОО «Фаворит», ТОО «Мелисса» – сами едва осваивают выделенные им фонды.

«Из-за отсутствия производства по глубокой переработке низкосортной древесины лиственных пород заготовка этих видов деревьев на 1 декабря 2018 года не превышает 107 тыс. кубометров, или 11% от выделенного объема», – отмечает Мурат Кусаинов.

Действующие предприятия и рады бы взять кредиты на развитие бизнеса, но сделать это мешает отсутствие интересного банкам залогового имущества. Те станки и машины, которые сегодня стоят в цехах, из-за их узконаправленной специфики не считаются высоколиквидными. А какой-то отдельной госпрограммы поддержки лесорубов-переработчиков нет.

894489.jpg


514 просмотров

Зачем предпринимателям Казахстана индустриальный сертификат

И почему они не спешат его получить

Фото: Shutterstock

Индустриальный сертификат, наличие которого теперь обязательно для участия в госзакупках производителям товаров легкой и мебельной промышленности, в Шымкенте получило только одно предприятие. Местные производители не спешат оформить документ, дающий доступ к ряду льгот.

С 1 июля вступили в действие новые правила госзакупок, согласно которым предприятия мебельной и легкой промышленности смогут участвовать в них только при наличии индустриального сертификата. К назначенному сроку в Шымкенте этот документ получил только один производитель  – текстильный комбинат ТОО «AZALA Textile». 

Как сообщила «Курсиву» специалист по сертификации происхождения товаров палаты предпринимателей Шымкента Айгуль Кожабаева, на сегодня было заявлено 27 проектов. Сертификат был выдан по одной из поданных в палату десяти заявок, две находятся на стадии выдачи, семь – в работе. 17 проектов еще пребывают на первом этапе процедуры получения сертификата – анализ производства экспертами от аккредитованных в НПП ассоциаций. Одно предприятие уже ожидает эксперта, 16 занимаются сбором документов и ведут переговоры с профильными ассоциациями о предоставлении эксперта.

Процесс от подачи заявки до выдачи сертификата занял у первого получателя в городе около двух недель. «Сама по себе процедура не сложная, но объемная. Необходимо предоставить большой перечень документов, затем сравнивать их с другими. Из-за ошибок представителей компании пришлось возвращать документы на доработку шесть раз. Поэтому все так затянулось», – пояснила Айгуль Кожабаева. Впрочем, специалист предположила, что, возможно, было трудно еще и потому, что это первый сертификат, дальше будет легче.

Вопреки ожиданиям, ажиотажа с подачей заявок на получение индустриальных сертификатов в Шымкенте не было. Недостаточную информированность предпринимателей в качестве объяснения низкой активности собеседница отрицает. По ее словам, бизнесмены были осведомлены о новшестве через НПП, РПП и профильные ассоциации. Кроме того, документ разрабатывался два года, о нем говорилось на разных площадках не единожды.

Одна из причин возникшей ситуации, по мнению Кожабаевой, связана с мертвым летним сезоном, когда тендеры и госзакупки почти не проводятся, а руководители предприятий отдыхают. Кроме того, обзвонив последние, эксперты палаты выявили, что многим субъектам бизнеса сертификат попросту не нужен. По крайней мере, так заявили те, кто не участвуют в госзакупках и тендерах.

Фактически допуск к ним сегодня имеет только AZALA Textile. А это меньше 1% от общего количества предприятий легпрома города. По данным палаты, сейчас здесь действуют более 130 компаний в этой сфере. При этом Шымкент вместе с Туркестанской и Алматинской областями входит в тройку регионов основной концентрации отрасли в стране и является очевидным ее лидером. Так, согласно сведениям Казахстанского центра индустрии и экспорта, за январь-февраль 2019 года в Шымкенте был произведен самый большой объем продукции легкой промышленности в Казахстане в суммарном отношении – на 3,7 млрд тенге.  По подсчетам палаты, в третьем мегаполисе республики выпускается четверть всей отечественной продукции легпрома – 23%.

Между тем помимо допуска к госзакупкам обладатели индустриального сертификата могут воспользоваться и другими конкурентными преимуществами. Как указала Айгуль Кожабаева, это возмещение затрат экспортерам по продвижению отечественных товаров, работ и услуг на внешнем рынке, начисление 20%-ной условной скидки в тендерах холдинга «Самрук-Казына», включение в реестр его товаропроизводителей.

Само наличие этого документа служит свидетельством того, что компания состоит в Едином реестре отечественных производителей товаров, работ, услуг. Им будут пользоваться госструктуры, участники квазигосударственного сектора, зарубежные партнеры. Предполагается, что со временем индустриальный сертификат заменит CT-KZ,  и преимущества для его обладателей будут расширяться. В частности, планируется ввести требование по наличию сертификата в анкете поставщика, представление при включении в реестр ОТП строительных материалов.

Хотя получение индустриального сертификата – дело добровольное, эксперт советует предпринимателям обзавестись им, причем поскорее. «В любой момент могут быть внесены изменения в закон, расширяющие сферу применения этого документа. Возможно, бизнесмены потом все-таки пожелают участвовать в госзакупках. А сертификат делается не за один день», – отметила Айгуль Кожабаева. Кроме того, как она добавила, осенью начнется активное проведение тендеров, и тогда пойдет большой поток заявок.  

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций