Перейти к основному содержанию


2262 просмотра

Скандал вокруг СВХ: ответы есть – движения нет

Ситуация с задержанными на частых складах временного хранения грузами по-прежнему не разрешена

Фото: shutterstock.com

Несмотря на принятые госструктурами меры, ситуация с задержанными на частых складах временного хранения грузами по-прежнему не разрешена. Предприниматели несут убытки и вынуждены сокращать рабочие места. Подробности в материале «Курсива».

– Извините, но здесь нельзя фотографировать! Категорически нельзя! – выскочив из своей выкрашенной в желтый цвет будки, возмутился охранник. – Уберите, пожалуйста, фотоаппарат!

– Почему нельзя? В декабре можно было и в январе никто не запрещал.

– Вы из прессы, журналист? – несколько успокоившись, спросил одетый в униформу с шевроном Security плотно сбитый мужчина средних лет и, получив утвердительный ответ, заметил: – Вот тогда ваши приезжали, много фотографировали, для телевидения снимали, а потом моим коллегам начальство выговор объявило. Даже оштрафовали кого-то. Поймите, у нас же режимный объект. 

Исчез только снег

Впрочем, продвигаясь от проспекта Суюнбая, вдоль прилепившихся друг к другу частных складов временного хранения, понимаешь, что ныне сделанные фотографии не сильно отличались бы от их зимних аналогов. Разве что снега не стало. А так – все те же отдельно стоящие в закоулках фуры, прицепы и полуприцепы, которые иногда соседствуют с явно привезенными с ближайшей железнодорожной станции двумя-тремя контейнерами. Не исчезли и «вещественные доказательства контрабанды в особо крупном размере» в виде 17 в буквальном смысле завернутых в полиэтилен далеко не мелких грузовиков с арестованным грузом из Китая. С подачи следственных органов они уже больше года занимают половину территории частного СВХ «Аяз Кастомс» и дестабилизируют деятельность не по своей воле попавших в передрягу управляющей складом компании и владельцев большегрузных автомобилей.

Скрывать не станем: выдвигаясь в сторону алматинского 70-го разъезда – а именно в этом районе сосредоточилась значительная часть частных СВХ, – в «Курсиве» рассчитывали увидеть несколько иную картину. Скажем, если не полное исчезновение со складов «вещественных доказательств» на колесах, то хотя бы их заметное сокращение в количественном плане. Надежды строились не на пустом месте. Накануне Наурыза в редакцию «Курсива» переслали два документа, которые были отправлены в адрес общественного фонда Transparency Kazakhstan из комитета государственных доходов Минфина РК и департамента Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции по Алматинской области.

Документы с оптимистичным содержанием

В частности в документе от антикоррупционной службы отмечалось, что на основании появившегося в конце января официального обращения Transparency Kazakhstan в департаментах государственных доходов не только «созданы рабочие группы по инвентаризации товаров, задержанных органами государственных доходов», но и предложено общественникам подключиться к ним в качестве независимых экспертов. Более того, подчеркивается, что в настоящий момент их управлением внутренней безопасности начато досудебное расследование по факту халатности должностных лиц органов государственных доходов, из-за действий которых «в бюджет страны не поступили платежи от реализации конфискованного товара».

Не менее оптимистичным выглядит и ответ комитета государственных доходов, между прочим, подписанный его руководителем Госманом Амриным. Из него следует, что «…в соответствии со статьей 178 УПК РК вопрос о взыскании процессуальных издержек рассматривается судом при вынесении окончательного решения по уголовному делу. Если производство по делу завершено на досудебной стадии уголовного процесса, следственный судья рассматривает вопрос о взыскании процессуальных издержек по представлению прокурора. Процессуальные издержки могут быть возложены судом на подозреваемого, обвиняемого, осужденного или принимаются за счет государства». Есть в документе от комитета государственных доходов РК и своя «вишенка в торте». Выглядит она следующим образом (цитата): «Учитывая изложенное, в целях исключения длительного нахождения на СВХ товаров, размещенных в рамках уголовных или административных дел, производство по которым осуществляется иными государственными органами, рассматривается вопрос по запрету помещения товаров на СВХ такими государственными органами».

Решения суда можно ждать годами

Но, как говорится, теория не всегда совпадает с практикой. В истории с частным СВХ «Аяз Кастомс», о которой «Курсив» рассказалв 4–м номере газеты за 2019 год, практика показывает, что до разрешения возникших у владельцев 17 большегрузных автомобилей и управляющей складами компании проблем, похоже, еще достаточно далеко. «Дело по контрабанде в особо крупных размерах, в рамках которого и были задержаны стоящие у нас фуры, передано в суд. И стоять на нашем складе временного хранения эти машины могут еще очень долго. Суд назначил независимую экспертизу по таможенной оценке товара, потому что владелец арестованного груза не согласен с оценкой ущерба с точки зрения таможенников. Сам же судебный процесс может затянуться на несколько лет. Опыт у нас имеется. У нас, например, одна машина стоит с 2015 года. Там тоже дело передано в суд. И также проводятся экспертизы. Последнюю экспертизу проводили уже в Москве», – рассказала «Курсиву» руководитель ТОО «Аяз Кастомс» Зоя Замащикова, при этом заметив, что, по ее информации, акимат Алматы до сих пор не определился со специализированными складами, куда будут перемещаться все задерживаемые государственными органами товары.

По словам Зои Замащиковой, в результате всех этих неурядиц, возникших не по их вине, руководимая ею компания несет колоссальные убытки. Более того, начинают сбываться и ее самые пессимистичные прогнозы, сделанные ею в беседе с «Курсивом» еще в январе. «Мы в гражданском порядке выиграли суд, подав исковое заявление с требованием выплаты задолженности за месяц хранения грузов с учетом государственных пошлин. Нам компания – владелец задержанных товаров должна заплатить  нам 4 млн тенге. Но пока поступлений не было. Хотя это лишь маленькая часть от общей суммы задолженности, которая уже давно превышает 100 млн тенге. Если до апреля ничего не изменится, мы будем вынуждены сократить штат сотрудников с 30 человек до пяти и уменьшить общую площадь склада с пяти тысяч квадратных метров до 500 квадратов. Велика вероятность потери и постоянных клиентов. От нас ушел таможенный пост. Съехали со своих мест и все брокерские компании. В общем, все у нас складывается очень невесело», – посетовала Зоя Замащикова.

Дальнобойщики недоумевают

Между тем свои опасения по поводу будущих перспектив развития расположенных в районе алматинского 70-го разъезда частных складов временного хранения высказали в беседе с «Курсивом» и водители-дальнобойщики. Если верить словам совладельцев большегрузной фуры на базе автомобиля Volvo, которые назвались Максудом и Шухратом, причиной тому может стать до конца непродуманное реформирование транспортных переходов на казахстанско-китайской границе. «Не знаем, кто это придумал, но сейчас, например, на посту «Нур-Жол» сделали свой СВХ.  С одной стороны, это удобно, а с другой – при наличии у поста большой территории этот СВХ какой-то микроскопический. А ведь там фуры идут не только в нашу страну, но и транзитом в Россию, Узбекистан, Афганистан и даже Турцию. Машин много. Мы только что оттуда. Почти две недели загорали, своей очереди ждали. Особенно трудно тем, кто везет консолидацию (составной груз, предназначенный сразу нескольким владельцам. – «Курсив»). Такие и месяц ждать могут», – заметил в разговоре с «Курсивом» Шухрат. «Мы так понимаем, что дело в увеличении нашими властями профилей риска. Если раньше их было 17, то сейчас сделали 30. Естественно, почти все виды товаров идут через красный коридор. Раньше как было? Прошли пост, завезли на растаможку на здешние СВХ. Удобно. Вот зачем это сделали, мы совсем не понимаем», – добавил Максуд, выразив надежду, что нововведения не приведут к закрытию частных складов временного хранения, которые благодаря жесткой конкуренции между собой все еще стараются улучшить качество обслуживания по приему грузов. 
 


413 просмотров

Зачем предпринимателям Казахстана индустриальный сертификат

И почему они не спешат его получить

Фото: Shutterstock

Индустриальный сертификат, наличие которого теперь обязательно для участия в госзакупках производителям товаров легкой и мебельной промышленности, в Шымкенте получило только одно предприятие. Местные производители не спешат оформить документ, дающий доступ к ряду льгот.

С 1 июля вступили в действие новые правила госзакупок, согласно которым предприятия мебельной и легкой промышленности смогут участвовать в них только при наличии индустриального сертификата. К назначенному сроку в Шымкенте этот документ получил только один производитель  – текстильный комбинат ТОО «AZALA Textile». 

Как сообщила «Курсиву» специалист по сертификации происхождения товаров палаты предпринимателей Шымкента Айгуль Кожабаева, на сегодня было заявлено 27 проектов. Сертификат был выдан по одной из поданных в палату десяти заявок, две находятся на стадии выдачи, семь – в работе. 17 проектов еще пребывают на первом этапе процедуры получения сертификата – анализ производства экспертами от аккредитованных в НПП ассоциаций. Одно предприятие уже ожидает эксперта, 16 занимаются сбором документов и ведут переговоры с профильными ассоциациями о предоставлении эксперта.

Процесс от подачи заявки до выдачи сертификата занял у первого получателя в городе около двух недель. «Сама по себе процедура не сложная, но объемная. Необходимо предоставить большой перечень документов, затем сравнивать их с другими. Из-за ошибок представителей компании пришлось возвращать документы на доработку шесть раз. Поэтому все так затянулось», – пояснила Айгуль Кожабаева. Впрочем, специалист предположила, что, возможно, было трудно еще и потому, что это первый сертификат, дальше будет легче.

Вопреки ожиданиям, ажиотажа с подачей заявок на получение индустриальных сертификатов в Шымкенте не было. Недостаточную информированность предпринимателей в качестве объяснения низкой активности собеседница отрицает. По ее словам, бизнесмены были осведомлены о новшестве через НПП, РПП и профильные ассоциации. Кроме того, документ разрабатывался два года, о нем говорилось на разных площадках не единожды.

Одна из причин возникшей ситуации, по мнению Кожабаевой, связана с мертвым летним сезоном, когда тендеры и госзакупки почти не проводятся, а руководители предприятий отдыхают. Кроме того, обзвонив последние, эксперты палаты выявили, что многим субъектам бизнеса сертификат попросту не нужен. По крайней мере, так заявили те, кто не участвуют в госзакупках и тендерах.

Фактически допуск к ним сегодня имеет только AZALA Textile. А это меньше 1% от общего количества предприятий легпрома города. По данным палаты, сейчас здесь действуют более 130 компаний в этой сфере. При этом Шымкент вместе с Туркестанской и Алматинской областями входит в тройку регионов основной концентрации отрасли в стране и является очевидным ее лидером. Так, согласно сведениям Казахстанского центра индустрии и экспорта, за январь-февраль 2019 года в Шымкенте был произведен самый большой объем продукции легкой промышленности в Казахстане в суммарном отношении – на 3,7 млрд тенге.  По подсчетам палаты, в третьем мегаполисе республики выпускается четверть всей отечественной продукции легпрома – 23%.

Между тем помимо допуска к госзакупкам обладатели индустриального сертификата могут воспользоваться и другими конкурентными преимуществами. Как указала Айгуль Кожабаева, это возмещение затрат экспортерам по продвижению отечественных товаров, работ и услуг на внешнем рынке, начисление 20%-ной условной скидки в тендерах холдинга «Самрук-Казына», включение в реестр его товаропроизводителей.

Само наличие этого документа служит свидетельством того, что компания состоит в Едином реестре отечественных производителей товаров, работ, услуг. Им будут пользоваться госструктуры, участники квазигосударственного сектора, зарубежные партнеры. Предполагается, что со временем индустриальный сертификат заменит CT-KZ,  и преимущества для его обладателей будут расширяться. В частности, планируется ввести требование по наличию сертификата в анкете поставщика, представление при включении в реестр ОТП строительных материалов.

Хотя получение индустриального сертификата – дело добровольное, эксперт советует предпринимателям обзавестись им, причем поскорее. «В любой момент могут быть внесены изменения в закон, расширяющие сферу применения этого документа. Возможно, бизнесмены потом все-таки пожелают участвовать в госзакупках. А сертификат делается не за один день», – отметила Айгуль Кожабаева. Кроме того, как она добавила, осенью начнется активное проведение тендеров, и тогда пойдет большой поток заявок.  

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций