Перейти к основному содержанию


4978 просмотров

Игра в монополию: «Цифровой Казахстан» под угрозой?

Рынок скептически оценивает способность госорганов самостоятельно построить цифровую инфраструктуру страны

Фото: Shutterstock.com

Эксперты рынка продемонстрировали откровенно слабый интерес к международному форуму «Цифровая повестка в эпоху глобализации», проводившемуся в начале февраля в Алматы. Мероприятие проигнорировали многие знаковые фигуры, управленцы лучших казахстанских IT-компаний. 

В то же время в профильных группах социальных сетей обострилась критика программы «Цифровой Казахстан». Главным ее недостатком называется подмена рыночных принципов государственной монополией. 

Чтобы прояснить ситуацию, «Курсив» взял комментарии у ряда ведущих специалистов IT-рынка Казахстана.

Нет закона, защищающего рынок от монополии

Байжан Канафин, генеральный директор Documentolog.kz, лучшей IT-компании 2018 года, одной из самых острых тем для ИТ-рынка считает имеющуюся на сегодняшний день конкуренцию государства с частным сектором.

«Есть ряд государственных и квазигосударственных компаний, реализующих IT-проекты, для которых у частного рынка уже имеются готовые решения, или которые могли бы их заинтересовать. На эту тему несколько раз уже проходила дискуссия с представителями МИК и «Зерде», а также непосредственно с вице-премьер министром Аскаром Жумагалиевым. Он поддерживает исключение из устава у государственных компаний функций, конкурирующих с рынком, и даже дал соответствующее протокольное поручение. Однако, по моим ощущениям, такое кардинальное изменение встречает сопротивление у представителей государственных компаний, поэтому прогресс идет очень медленно, – говорит Байжан Канафин. – Если подведомственные государственные компании живее воспринимают новый формат работы по IT-проектам, то представители квазигосударственного сектора считают, что для изменения текущего формата работы и активного привлечения решений на отечественный рынок требуются законные основания или документы. А таких официальных документов еще нет. Их разработка только в процессе, сроки принятия не определены».

Рынок губят легкие бюджетные деньги 

Виталий Тренкеншу, управляющий партнер Keremet Analytics, наблюдает прямую зависимость между расширением проектов программы «Цифровой Казахстан» и сужением свободного рынка. «Есть интересы государства в автоматизации, это важный процесс. Но делается это неправильно, и рынки превращаются в монополии. Независимость в выборе поставщиков и решений осталась только у недропользователей», – говорит он. 
Общий рынок автоматизации оценке не поддается.

«Этих денег больше, чем людей и компаний, которые смогут их освоить. Легкие деньги заставляют программистов не расти, а встраиваться в цепочки распределения средств, где нет нужды создавать продукт на экспорт. Такова структура нашего рынка, и это происходит везде», – констатирует управляющий партнер Keremet Analytics.

В оценках перспектив спикер продемонстрировал скепсис:

«Будет монополизация, и все. Покуда есть нефтяные деньги, они будут тратиться на цифровизацию, мы будем защищаться от внешних игроков политикой импортозамещения. Это приведет к высоким ценам и низкому качеству».

Владимир Джабаров, владелец старейшего казахстанского digital-агентства Agarty, считает, что вмешательство государства в рынок приводит к критической трате главного ресурса – времени.

«Сейчас шансы создать что-то интересное есть у всех, – заявил он. – Но в условиях маниакального желания государства управлять всеми вопросами IT приходится думать не о коммерческих рисках, а о стремлении вторгнуться в твою сферу. В моем субъективном представлении государство должно открыть базы и просто позволить всем работать. Даже регуляция не нужна. Конечно, будет набор ошибок, но со временем, исходя из развития рынка, можно будет думать о том, как его стимулировать». 

Монополия убивает рынок талантов

Елена Седых, основатель проекта Dogovor.24, обращает внимание на угрозу профессиональным компетенциям рынка:

«Сильное вмешательство государства убивает рынок талантов, а это основа конкурентного общества. Сейчас госпроекты курируют чиновники, имеющие смутное представление о том, как их реализовать. Проект передается компании, зачастую созданной под программу цифровизации. Компания рекрутирует программистов непонятной квалификации. В итоге мы получаем «кривой» продукт, который финансируется из денег налогоплательщиков».

Частным компаниям, ставящим перед собой задачу создания и монетизации рыночного продукта, конкурировать на таком рынке очень сложно. «Здоровый сценарий только один: предоставить бизнесу доступ к данным, а он уже сам построит то, что нужно рынку. Но в основе всего будет лежать частный капитал. А сэкономленные государственные деньги могут быть направлены на образование и социальную поддержку», – считает Елена Седых.

Не питает иллюзий и Виталий Ермоленко, генеральный директор медицинской информационной системы MedElement.

«Планы цифровизации должны были вдохновить компании. Но появились монополисты, и многие компании стали терять рынки и прибыли. Создается среда, выжить в которой невозможно. Госорганы отрицают наличие монопольных компаний, но достаточно проанализировать данные портала госзакупок, чтобы обнаружить обратное», – говорит он. 

«В эти игры я больше не играю»

Медет Рахимбаев, советник по стратегическому планированию Cloudmaker, привел яркий пример того, как госмонополия вмешивается в дела открытого рынка и обесценивает время и средства, затраченные бизнесом на развитие своих проектов. Один из продуктов компании, topksk.kz, обошелся ей в год работы и десятки миллионов тенге. 373 КСК по всей стране оценили удобство программы и стали ее клиентами. 

На этом рынке было представлено всего три подобные программы – до тех пор, пока государство не заявило о желании создать единого оператора.

«Нас было всего трое, и мы даже не начали конкурировать между собой, когда неожиданно появился гигантский игрок и заявил: «Вся пицца – моя», – говорит Медет Рахимбаев. – Мы делали сервис, бесплатный для жителей и КСК, а государство сразу заявило о желании залезть в квитанции жильцов. Нам нужен закон, предписывающий государству запрет на предпринимательскую деятельность. Пока есть госкапитализм, а у нас 60% экономики контролируется государством, рынка в стране не будет. Мой опыт говорит, что полученные результаты не стоят затраченных усилий, поэтому я в эти игры больше не играю».
 


413 просмотров

Зачем предпринимателям Казахстана индустриальный сертификат

И почему они не спешат его получить

Фото: Shutterstock

Индустриальный сертификат, наличие которого теперь обязательно для участия в госзакупках производителям товаров легкой и мебельной промышленности, в Шымкенте получило только одно предприятие. Местные производители не спешат оформить документ, дающий доступ к ряду льгот.

С 1 июля вступили в действие новые правила госзакупок, согласно которым предприятия мебельной и легкой промышленности смогут участвовать в них только при наличии индустриального сертификата. К назначенному сроку в Шымкенте этот документ получил только один производитель  – текстильный комбинат ТОО «AZALA Textile». 

Как сообщила «Курсиву» специалист по сертификации происхождения товаров палаты предпринимателей Шымкента Айгуль Кожабаева, на сегодня было заявлено 27 проектов. Сертификат был выдан по одной из поданных в палату десяти заявок, две находятся на стадии выдачи, семь – в работе. 17 проектов еще пребывают на первом этапе процедуры получения сертификата – анализ производства экспертами от аккредитованных в НПП ассоциаций. Одно предприятие уже ожидает эксперта, 16 занимаются сбором документов и ведут переговоры с профильными ассоциациями о предоставлении эксперта.

Процесс от подачи заявки до выдачи сертификата занял у первого получателя в городе около двух недель. «Сама по себе процедура не сложная, но объемная. Необходимо предоставить большой перечень документов, затем сравнивать их с другими. Из-за ошибок представителей компании пришлось возвращать документы на доработку шесть раз. Поэтому все так затянулось», – пояснила Айгуль Кожабаева. Впрочем, специалист предположила, что, возможно, было трудно еще и потому, что это первый сертификат, дальше будет легче.

Вопреки ожиданиям, ажиотажа с подачей заявок на получение индустриальных сертификатов в Шымкенте не было. Недостаточную информированность предпринимателей в качестве объяснения низкой активности собеседница отрицает. По ее словам, бизнесмены были осведомлены о новшестве через НПП, РПП и профильные ассоциации. Кроме того, документ разрабатывался два года, о нем говорилось на разных площадках не единожды.

Одна из причин возникшей ситуации, по мнению Кожабаевой, связана с мертвым летним сезоном, когда тендеры и госзакупки почти не проводятся, а руководители предприятий отдыхают. Кроме того, обзвонив последние, эксперты палаты выявили, что многим субъектам бизнеса сертификат попросту не нужен. По крайней мере, так заявили те, кто не участвуют в госзакупках и тендерах.

Фактически допуск к ним сегодня имеет только AZALA Textile. А это меньше 1% от общего количества предприятий легпрома города. По данным палаты, сейчас здесь действуют более 130 компаний в этой сфере. При этом Шымкент вместе с Туркестанской и Алматинской областями входит в тройку регионов основной концентрации отрасли в стране и является очевидным ее лидером. Так, согласно сведениям Казахстанского центра индустрии и экспорта, за январь-февраль 2019 года в Шымкенте был произведен самый большой объем продукции легкой промышленности в Казахстане в суммарном отношении – на 3,7 млрд тенге.  По подсчетам палаты, в третьем мегаполисе республики выпускается четверть всей отечественной продукции легпрома – 23%.

Между тем помимо допуска к госзакупкам обладатели индустриального сертификата могут воспользоваться и другими конкурентными преимуществами. Как указала Айгуль Кожабаева, это возмещение затрат экспортерам по продвижению отечественных товаров, работ и услуг на внешнем рынке, начисление 20%-ной условной скидки в тендерах холдинга «Самрук-Казына», включение в реестр его товаропроизводителей.

Само наличие этого документа служит свидетельством того, что компания состоит в Едином реестре отечественных производителей товаров, работ, услуг. Им будут пользоваться госструктуры, участники квазигосударственного сектора, зарубежные партнеры. Предполагается, что со временем индустриальный сертификат заменит CT-KZ,  и преимущества для его обладателей будут расширяться. В частности, планируется ввести требование по наличию сертификата в анкете поставщика, представление при включении в реестр ОТП строительных материалов.

Хотя получение индустриального сертификата – дело добровольное, эксперт советует предпринимателям обзавестись им, причем поскорее. «В любой момент могут быть внесены изменения в закон, расширяющие сферу применения этого документа. Возможно, бизнесмены потом все-таки пожелают участвовать в госзакупках. А сертификат делается не за один день», – отметила Айгуль Кожабаева. Кроме того, как она добавила, осенью начнется активное проведение тендеров, и тогда пойдет большой поток заявок.  

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций