Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


23780 просмотров

Сколько стоит перейти казахстанскую границу

В Шымкенте судят таможенников-коррупционеров

Пункт пропуска Кордай. Фото: Elena Odareeva / Shutterstock.com

В межрайонном специализированном суде по уголовным делам Шымкента в настоящее время рассматривают материалы по обвинению сотрудников таможенных постов бывшей ЮКО и нескольких гражданских лиц. Они обвиняются в неоднократном получении взяток в особо крупном размере, в сговоре, а также в пособничестве при получении взятки.

А подсудимые кто?

16 подсудимых проходят по так называемому «делу таможенников». Общая сумма взяток, которую инкриминирует им следствие, – 400 млн тенге. Как сообщил адвокат одного из обвиняемых Сапар Амиртаев, деньги передавались за беспрепятственное прохождение товаров через границу.

«Все взяткодатели – участники внешнеэкономической деятельности. То есть это предприниматели, которые работают с зарубежьем, отправляя и получая товар. Участники ВЭД отдавали за каждую машину, проходящую через границу, определенную сумму. Там нет такого, чтобы таможенники не проверяли машины и грузы. Обвинение построено на утверждении, что деньги отдавались за беспрепятственное прохождение», – пояснил адвокат.

Среди обвиняемых сотрудники таможенных постов станций Сарыагаш, Капланбек, Казыгурт. Среди подсудимых есть также и гражданские, иначе их называют «помогайками». Впрочем, на скамье подсудимых находятся лишь восемь человек. Остальные участвуют в процессе, сидя в зале заседаний. Половина из подсудимых находятся под домашним арестом, а часть – под залогом. По словам адвоката, к тем из обвиняемых, которые, находясь под стражей, частично признали свою вину, оказывали содействие следствию, не стали применять арест. Некоторым в ходе следствия, после года нахождения в СИЗО, по причине заболеваний изменили меру пресечения на домашний арест.

Семнадцатый фигурант был признан страдающим психическим расстройством и поэтому не может быть привлечен к уголовной ответственности. Его болезненное состояние подтвердили две экспертизы. Тем не менее всем подсудимым предъявлено одинаковое обвинение – получение взяток в особо крупном размере, неоднократно, в сговоре, а также пособничество при получении взятки.

Допрос свидетеля

Суд под председательством Абинура Карабаева, начавшийся 1 июля, на данном этапе приступил к допросу свидетеля А., бывшего сотрудника финансовой полиции, а ныне директора ТОО, участника ВЭД. На просьбу прокурора пояснить, как проходило вымогательство денег на таможенном посту, свидетель рассказал, что у него контракт с бизнесменами из Узбекистана на поставку мяса в соседнюю страну. Обратно машины идут по договору импортозамещения, груженные овощами и фруктами.

«У меня все документы на мясную продукцию в порядке. Но мне сказали, что «таможню не пройдешь». Встретился с начальником поста, который перенаправил меня к своему заму со словами, что он все решит. Заместитель начальника таможенного поста предложил отдавать по 50 тыс. тенге за каждую машину, идущую в Узбекистан, и по $500 и 43 тыс. тенге за машину с овощами и фруктами из Узбекистана. Деньги передавались начальнику смены», – поведал допрошенный.

На вопрос представителя гос­обвинения о том, как таможенники могли препятствовать прохождению товара и на что шли отдельно уплачиваемые 43 тыс. тенге, он пояснил: «Таможенники могли досконально проверить машину, включая «запаску». Могут заставить разбортовать колеса, а могут и разгрузить весь товар. На это могут уйти сутки. Контрактное мясо не портилось, так как перевозилось в холодильнике, но затраты увеличивались. Пограничники проверяли машину, но денег не брали. По словам сотрудников таможни, в 43 тыс. входила оплата всех служб, плата пограничникам и за «ворота».

На вопрос прокурора о том, чем руководствовался свидетель, когда обратился в антикоррупционную службу с заявлением о нарушениях на таможенном посту, допрашиваемый заявил о нежелании идти на поводу у вымогателей, чинивших препятствия перевозчикам, и о стремлении наказать коррупционеров, бороться с которыми – его гражданский долг.

Другая сторона

Ответы свидетеля на вопросы адвокатов о том, как он отнесся к требованию платить деньги за прохождение грузов, представили свидетеля в несколько другом ракурсе.

«Когда вы услышали про 50 тыс. тенге, как вы к этому отнеслись?» – задал вопрос адвокат Амиртаев. «Нормально отнесся. Меня это устроило, так как сумма мне показалась незначительной», – ответил свидетель.

На уточнение защитников о том, не возмутило ли свидетеля, как бывшего оперативного работника финпола, что с него требовали деньги, последовал отрицательный ответ. А вот вопрос защиты, почему, будучи участником ВЭД еще с 2016 года и неоднократно сталкиваясь с порядками на таможне, свидетель лишь в 2017 году обратился в антикоррупционное ведомство, так и остался без ответа. По подсчетам следствия, свидетелем А. только на одном посту были переданы таможенникам денежные средства в размере $2,5 тыс. и 225 тыс. тенге.

У адвокатов возникли вопросы не только к свидетелю, но и к представителям государственного обвинения как к надзорному органу. Адвокат Бекенбай Аширов заявил, что в досудебном расследовании на стадии следствия были допущены нарушения некоторых процессуальных норм.

«Материалы, которые есть в деле и которые нам дали, – разные. Мы сверили. Получается, что следствие нам дало одни тома, а в тех, что были суду представлены, кое-что изменено. Некоторые материалы были вшиты. Имеются признаки воспрепятствования деятельности правосудия, подлога, фальсификации доказательств», – озвучил адвокат Бекенбай Аширов результаты сверки документов.

Председательствующий на процессе судья Абинур Карабаев поручил прокуратуре проверить обоснованность заявления представителей защиты. Предполагается, что процесс продлится не менее двух-трех месяцев.


1 просмотр

Почему произошел конфликт на Тенгизе

Собрали все самое важное

Фото: Shutterstock

По прошествии месяца после инцидента на Тенгизе работа по строительству завода третьего поколения (ЗТП) еще не возобновлена. Компания, занимавшаяся строительством, терпит убытки. А причиной конфликта могло стать отсутствие связи между руководством иностранной компании и казахстанскими работниками.

Cherchez la femme

Вкратце напомним, 29 июня работники компании Consolidated Contracting Engineering&Procurement S.A.L. Offshore (CCEP), ведущей строительно-монтажные работы на проекте будущего расширения (ПБР), устроили драку из-за фотографии казахстанской девушки, которую разместил у себя в социальной сети иностранный работник.

В компании «Курсиву» сообщили, что в результате беспорядков были повреждены офисные здания и другие служебные помещения CCEP.

«Также были зафиксированы факты пропажи имущества (рации) со склада компании. Однако наибольший ущерб компания понесла вследствие задержек строительных работ, что привело к дополнительным расходам, связанным с простоем персонала, и других факторов, которые повлияли на производительность и динамику проекта», – рассказали изданию на предприятии.

Здесь также отметили, что работа по строительству ЗТП на Тенгизе, которая была приостановлена в связи с беспорядками, еще не возобновлена.

«На остальных участках проекта будущего расширения беспорядков не было, но была проведена демобилизация персонала. К 1 июля все строительные объекты ПБР за исключением ЗТП работали в штатном режиме. Производственные объекты ТШО не прекращали работу», – сообщили «Курсиву» в отделе по связям с правительством и общественностью ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО).

Освобождены, но не сокращены

Между тем недавно 176 работников ТОО «Реформ строй», субподрядной организации ССЕР, оставшиеся без работы, обратились с жалобой в управление государственной инспекции труда Атырауской области. Как пояснил в комментариях «Курсиву» руководитель данного ведомства Игилик Аубакиров, у субподрядчика просто закончился объем работ, поэтому он вынужден был уволить рабочих.

«Контракт был заключен с марта 2018 года. В течение года работы были полностью выполнены. После завершения определенного вида работ действие заключенных трудовых договоров прекращается», – сказал он.

По его словам, у трудящихся компании «Реформ строй» контр­акт закончился в июне, но, несмотря на то, что в июле работы не производились, месячная заработная плата работникам будет выплачена полностью.

Госинспектор отметил, что сейчас межведомственная комиссия, созданная для исследования причин инцидента и организации труда на Тенгизе, продолжает свою работу.

Работодатель недоступен?

Стоит отметить, что после беспорядков на Тенгизе было много разных предположений о причинах, приведших к конфликту. Но главной остается версия о взаимоотношениях между работниками компании. Как отметил Игилик Аубакиров, рабочие хотели, чтобы руководство компании «услышало их».

«Обратной связи не было, не доносили информацию соответственно. То есть это упущение руководителей предприятия», – говорит г-н Аубакиров.

Ранее в социальных сетях сообщали, что у иностранных и казахстанских работников CCEP раздельное питание, местные трудящиеся жаловались на качество обслуживания в столовой. Однако в самой компании ответили, что все работники предприятия «обслуживаются на одинаковой основе независимо от расы, этнической принадлежности, возраста и религии».

«Любые обнаруженные нарушения подлежат рассмотрению в соответствии с политикой нулевой терпимости к дискриминации, принятой на проекте», – заверили в ССЕР.

Между тем председатель президиума Союза нефтесервисных компаний Казахстана (KazService) Рашид Жаксылыков на брифинге, прошедшем несколько дней спустя после инцидента на Тенгизе, отметил, что часто конфликты на крупных проектах возникают из-за того, что иностранные компании в качестве супервайзеров, контролирующих работу персонала, наз­начают иностранцев, не имеющих опыта работы в Казахстане.

Напомним, что в одном из сообщений, распространенных в социальных сетях, говорилось, что Эли Дауд, из-за фотографии которого начался конфликт, работал в ССЕР главным администратором по логистике. В компании не подтвердили, но и не опровергли данную информацию, отметив лишь что «в соответствии с политикой компании по подбору персонала все работники, независимо от возраста, пола, религии и национальности, оцениваются по одним и тем же стандартам на основе их опыта и квалификации», соответственно, те кандидаты, которые успешно проходят техническую и квалификационную оценку, принимаются на работу.

Вместе с тем, как рассказал «Курсиву» заместитель председателя территориального объединения профсоюзов «Профсоюзный центр Атырауской области» Едил Узакбай, нередки случаи, когда работодатели привлекают экспатов по одной категории, а работают они уже в Казахстане по другой.

«Бывает, что при привлечении иностранных специалистов компании указывают специальность инженера, но при этом не раскрывают подвид данной специальности. Например, инженер-геофизик ли им нужен или еще какой-нибудь другой специализации», – отмечает он.

Но, по данным ССЕР, сегодня на строительных объектах предприятия на Тенгизе заняты около 10 тыс. сотрудников, из которых 96%  казахстанцы и 4%  – иностранные работники. 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

 

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций