Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


4004 просмотра

Что делать туристу в узбекском кишлаке

В стране хотят развивать агротуризм

Фото: Shutterstock

Сельский туризм в Узбекистане делает первые шаги – они могут привести к созданию еще одного сегмента в туристической отрасли, если турфирмы научатся продвигать новый продукт совместными усилиями.

Узбекистан давно стал туристическим брендом. Количество въехавших в страну туристов в прошлом году достигло 5,4 млн человек, то есть выросло в два раза с 2,7 млн человек в 2017 году. Нужно больше: власти рассчитывают увеличить долю туризма в ВВП с 2,3% по итогам 2017 года до 5% к 2025 году. Поэтому страна пытается предложить рынку новые турпродукты, в числе которых экотуризм, кинотуризм и агротуризм. 

Если первые два направления действительно в новинку для Узбекистана, то работа по привлечению туристов в сельскую местность ведется давно – мировой тренд учтен. Согласно статистике ВТО, в среднем объем услуг в сфере агротуризма в мировой экономике растет ежегодно на 6%. Из 700 млн туристов на планете от 12 до 30% (в зависимости от страны) предпочитают сельский туризм.

Развитие агротуризма стало одной из задач, утвержденных президентом страны в Концепции развития отрасли на 2019–2025 годы. Год назад Гос­комтуризм РУз создал Telegram-группу @Agroturizmuzbekistan.

«В группе будут передаваться новости в сфере агротуризма, перечень объектов агротуризма, статистические данные, информация об инновационных идеях и инициативах», – отметили на сайте ведомства.

На момент подготовки данной статьи в группе было за год опубликовано восемь сообщений (последнее – в июне 2018 года) и набрался 41 подписчик (один из них – журналист «Курсива»).

«Узбекистан обладает огромным потенциалом в сфере агротуризма из-за наличия туристического потока, больших крестьянских хозяйств», – считает директор компании Promotank из Бишкека (Кыргызстан) Азамат Акелеев. Как реализуется этот потенциал? 

Кто ищет – тот найдет

Мы опросили представителей Джизакской, Ферганской, Наманганской, Сырдарьинской, Сурхандарьинской и Ташкентской областей – и везде нашли предложение, но не везде нашли спрос.

По словам главного специалиста областного отделения Госкомтуризма в Ферганской области Умида Мамаджанова, в Кувинском районе агрофирма «Фарғона анорлари» предлагает туристам поучаствовать в уборке урожая, а в махалле «Узумчи» Олтиарыкского района – в сборе и сортировке винограда. Частная компания «Мехригиёх» Учкуприкского района с недавних пор начала организовать для туристов участие в сборе лекарственных трав.

Есть подобные предложения и в других регионах. Как рассказал «Курсиву» ведущий специалист по развитию внутреннего туризма Наманганского отделения Госкомтуризма Элмурад Рузибаев, «в Намангане есть большая агроферма по цветоводству, а в Туракурганском районе – интенсивные сады, где можно участвовать в полевых работах». Но, по его словам, «пока туристов очень мало, так как это новое направление». Похожую ситуацию описала Лола Санаева, ведущий специалист отделения Госкомтуризма по Джизакской области. По ее словам, сельский туризм здесь пока только начинает развиваться. Гостевые дома есть в Фаришском и Зааминском районах – места в них продаются через туркомпании. 

Во всех регионах картина одинакова – туристский агропродукт есть, но предложения единичны.

«У нас нет каких-то достижений в этой области!», – категоричен Алексей Волков, национальный координатор программы малых грантов Глобального экологического фонда (GEF) в Узбекистане. Упомянутый выше Фаришский район Джизака он называет «самым раскрученным в этом плане», но, по его словам, «туда вложено много труда международными организациями и различными проектами. Они помогли региону создать хоть какой-то туристический продукт». У остальных регионов своего турпродукта, по мнению эксперта, нет. Никто не объясняет туристам, почему им стоит поехать в сельскую местность. Как результат – участники рынка осторожно говорят примерно о тысяче иностранцев, приезжающих отдохнуть и поработать на селе, плюс неучтенное количество узбекистанцев из крупных городов, соскучившихся по глубинке.

Каждый туроператор сам за себя

Почему предложения в сфере агротуризма есть, а туристов почти нет? Эксперты перечисляют несколько причин. 

По оценке независимого эксперта в области туризма Саидахмада Раубаева, многие фермеры просто не знают, как привлечь туристов. Азамат Акелеев из Бишкека считает, что фермеры должны быть готовы инвестировать хотя бы небольшие средства в создание базовых условий – туалета, душа, соблюдать санитарные нормы и следить за чистотой дома.

«Только после этого можно организовать доходоприносящие услуги – туры, национальные игры, мастер-классы по ремеслу, участие туриста в сельхозработе и т. д.». Г-н Акелеев упоминает и о необходимости проведения информационных кампаний среди фермеров, а также их кооперации с турагентствами. «В идеале турфирмы должны быть локомотивом и основными клиентами фермеров, работающих в агротуризме», – резюмирует кыргызский эксперт. 

Развитие агротуризма в РУз тормозит политика зарубежных агрегаторов по аренде жилья, а также неразвитость собственного финансового сектора. «Как только у нас откроют Airbnb для наших людей, то все станет намного лучше», – прогнозирует Алексей Волков. Сейчас турист не может заплатить за жилье через PayPal, оплата карточками слабо развита. 

Шерзод Норбеков, директор туркомпании Responsible Travel из Джизакской области, обращает внимание на отсутствие информации.

«Необходимо провести инвентаризацию всех туробъектов, которые имеются в области, чтобы показать туристу. Должен быть план всех мероприятий на год: когда и где будет какой фестиваль, народные гуляния, купкари (козлодрание), ковунсайли (фестиваль дынь)», – тогда турфирмы смогут заранее продавать региональный турпродукт.

«Компании у нас в большинстве своем работают в историческом и культурном туризме, а аграрный туризм пока много клиентов не дает и коммерчески не интересен», – подытоживает Алексей Волков. Саидахмад Раубаев тоже считает, что туркомпании почти не разрабатывают новые продукты, в том числе в сфере агротуризма. В одиночку продвигать новое направление сложно, а объединяться участники рынка не хотят. 

По рецептам батьки

Для развития агротуризма обязательно нужна общественная организация – считает Валерия Клицунова из Беларуси. Такое объединение должно обучать людей, способствовать развитию законодательства, доступу к дешевым кредитам и так далее.

«Когда все заинтересованные участники рынка действуют сами по себе – трудно говорить о продвижении общего дела», – резюмирует эксперт.

И добавляет – у нее на родине так и было: идею донесли до президента страны, он поддержал.

«С 2006 года в Беларуси сельчане получили право сдавать в аренду дома (до 10 спальных мест), кормить туристов, организовывать экскурсии и трансферты, и все это не считается предпринимательской деятельностью и не лицензируется. При этом хозяева усадеб могут пользоваться банковскими счетами, проводить безналичные платежи. Затем подключился «Агропромбанк» с дешевыми (около 5%) кредитами», – рассказывает она рецепт белорусского успеха.

По словам г-жи Клицуновой, в 2018 году в Беларуси около 400 тыс. туристов посетили сельскую местность, в стране более 2500 сельских усадеб, которые принимают туристов.

По мнению белорусского эксперта, рецепт развития агротуризма такой: создается общественная организация, делается законодательная база, налаживается государственно-частное партнерство, формируются условия, которые привлекают людей, – в том числе и отсутствие налогов. Люди создают инфраструктуру в деревне. Едут туристы, они оставляют деньги. В экономике начинает работать мультипликативный эффект. 

Деньги – в единстве

Узбекские власти тоже обещают агротуризму широкую поддержку (правда, это не касается налогов). Ведущий специалист Госкомтуризма Саидолим Буз­рукханов говорит, что его ведомство и минсельхоз уже ведут разъяснительную работу среди фермеров и сельского населения. Готовится к реализации проект «Этнокишлак». В селах Гилон и Кул Кашкадарьинской области для развития этнотуризма будет построено по пять гостевых домов, а в селах Варганза и Хазрати Башир будет развиваться агротуризм. Также в рамках проекта построят этносело – лагерь боевой подготовки бойцов Амира Тимура. Это не совсем агротуризм, но популярности поездкам в сельскую местность такой объект прибавит.

Готовится к запуску целый кластер агротуризма. В Бахмальском и Зааминском районах Джизакской области планируется создать первый в Центральной Азии район по образцу Йеллоустонского парка и Гранд-Каньона. 5 тыс. гектаров в нем выделят под сельский туризм, который будет включен в комплексный турпродукт. Гостям предложат целый комплекс развлечений, включая сельскохозяйственные работы и сбор трав. Сейчас Заамин посещает, по данным Госкомтуризма, от 50 тыс. до 100 тыс. гостей в высокий сезон – правда, они приезжают не поработать на селе, а отдохнуть на природе. Популярности району прибавляет то, что это малая родина президента Шавката Мирзиёева. 

Наконец, по словам г-на Бузрукханова, минсельхоз разрабатывает программу по развитию агротуризма, которая предусматривает в том числе выдачу целевых кредитов. 

Остается только один вопрос – сумеют ли представители частного бизнеса объединиться и создать организацию, которая бы продвигала интересы на рынке и взаимодействовала с государством. Пока признаков такого объединения не наблюдается.
 


1 просмотр

Почему произошел конфликт на Тенгизе

Собрали все самое важное

Фото: Shutterstock

По прошествии месяца после инцидента на Тенгизе работа по строительству завода третьего поколения (ЗТП) еще не возобновлена. Компания, занимавшаяся строительством, терпит убытки. А причиной конфликта могло стать отсутствие связи между руководством иностранной компании и казахстанскими работниками.

Cherchez la femme

Вкратце напомним, 29 июня работники компании Consolidated Contracting Engineering&Procurement S.A.L. Offshore (CCEP), ведущей строительно-монтажные работы на проекте будущего расширения (ПБР), устроили драку из-за фотографии казахстанской девушки, которую разместил у себя в социальной сети иностранный работник.

В компании «Курсиву» сообщили, что в результате беспорядков были повреждены офисные здания и другие служебные помещения CCEP.

«Также были зафиксированы факты пропажи имущества (рации) со склада компании. Однако наибольший ущерб компания понесла вследствие задержек строительных работ, что привело к дополнительным расходам, связанным с простоем персонала, и других факторов, которые повлияли на производительность и динамику проекта», – рассказали изданию на предприятии.

Здесь также отметили, что работа по строительству ЗТП на Тенгизе, которая была приостановлена в связи с беспорядками, еще не возобновлена.

«На остальных участках проекта будущего расширения беспорядков не было, но была проведена демобилизация персонала. К 1 июля все строительные объекты ПБР за исключением ЗТП работали в штатном режиме. Производственные объекты ТШО не прекращали работу», – сообщили «Курсиву» в отделе по связям с правительством и общественностью ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО).

Освобождены, но не сокращены

Между тем недавно 176 работников ТОО «Реформ строй», субподрядной организации ССЕР, оставшиеся без работы, обратились с жалобой в управление государственной инспекции труда Атырауской области. Как пояснил в комментариях «Курсиву» руководитель данного ведомства Игилик Аубакиров, у субподрядчика просто закончился объем работ, поэтому он вынужден был уволить рабочих.

«Контракт был заключен с марта 2018 года. В течение года работы были полностью выполнены. После завершения определенного вида работ действие заключенных трудовых договоров прекращается», – сказал он.

По его словам, у трудящихся компании «Реформ строй» контр­акт закончился в июне, но, несмотря на то, что в июле работы не производились, месячная заработная плата работникам будет выплачена полностью.

Госинспектор отметил, что сейчас межведомственная комиссия, созданная для исследования причин инцидента и организации труда на Тенгизе, продолжает свою работу.

Работодатель недоступен?

Стоит отметить, что после беспорядков на Тенгизе было много разных предположений о причинах, приведших к конфликту. Но главной остается версия о взаимоотношениях между работниками компании. Как отметил Игилик Аубакиров, рабочие хотели, чтобы руководство компании «услышало их».

«Обратной связи не было, не доносили информацию соответственно. То есть это упущение руководителей предприятия», – говорит г-н Аубакиров.

Ранее в социальных сетях сообщали, что у иностранных и казахстанских работников CCEP раздельное питание, местные трудящиеся жаловались на качество обслуживания в столовой. Однако в самой компании ответили, что все работники предприятия «обслуживаются на одинаковой основе независимо от расы, этнической принадлежности, возраста и религии».

«Любые обнаруженные нарушения подлежат рассмотрению в соответствии с политикой нулевой терпимости к дискриминации, принятой на проекте», – заверили в ССЕР.

Между тем председатель президиума Союза нефтесервисных компаний Казахстана (KazService) Рашид Жаксылыков на брифинге, прошедшем несколько дней спустя после инцидента на Тенгизе, отметил, что часто конфликты на крупных проектах возникают из-за того, что иностранные компании в качестве супервайзеров, контролирующих работу персонала, наз­начают иностранцев, не имеющих опыта работы в Казахстане.

Напомним, что в одном из сообщений, распространенных в социальных сетях, говорилось, что Эли Дауд, из-за фотографии которого начался конфликт, работал в ССЕР главным администратором по логистике. В компании не подтвердили, но и не опровергли данную информацию, отметив лишь что «в соответствии с политикой компании по подбору персонала все работники, независимо от возраста, пола, религии и национальности, оцениваются по одним и тем же стандартам на основе их опыта и квалификации», соответственно, те кандидаты, которые успешно проходят техническую и квалификационную оценку, принимаются на работу.

Вместе с тем, как рассказал «Курсиву» заместитель председателя территориального объединения профсоюзов «Профсоюзный центр Атырауской области» Едил Узакбай, нередки случаи, когда работодатели привлекают экспатов по одной категории, а работают они уже в Казахстане по другой.

«Бывает, что при привлечении иностранных специалистов компании указывают специальность инженера, но при этом не раскрывают подвид данной специальности. Например, инженер-геофизик ли им нужен или еще какой-нибудь другой специализации», – отмечает он.

Но, по данным ССЕР, сегодня на строительных объектах предприятия на Тенгизе заняты около 10 тыс. сотрудников, из которых 96%  казахстанцы и 4%  – иностранные работники. 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

svadba.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций