Перейти к основному содержанию


3246 просмотров

Казахстан занял 59-е место в глобальном индексе конкурентоспособности

Среди стран СНГ Казахстан занимает второе место после России

Фото: Shutterstock

17 октября 2018 года Всемирный экономический форум (ВЭФ) опубликовал ежегодный отчет по глобальному индексу конкурентоспособности (ГИК) 2018, сообщает пресс-служба МНЭ РК. По результатам рейтинга 2018 года Казахстан занял 59-е место со средним баллом 61,8, оставшись на той же позиции, что и в 2017 году.

В 2018 году методология ГИК была существенно изменена с учетом последствий мирового экономического кризиса, начавшегося в 2008 году, и развитием четвертой индустриальной революции (4ИР).

В соответствии с новой методологией ГИК 4.0 основной упор ставится на статистические индикаторы (их вес составляют 70%, а опросных индикаторов – 30%). Кроме того, все факторы имеют одинаковый вес.

Структура Отчета ГИК состоит из 12 следующих факторов: «Институты», «Инфраструктура», «Информационно-коммуникационные технологии (ИКТ)», «Макроэкономическая стабильность», «Здоровье», «Образование и навыки», «Рынок товаров», «Рынок труда», «Финансовая система», «Размер рынка», «Динамичность бизнеса» и «Инновационный потенциал».

В Отчете ГИК 2018 количество оцениваемых стран составило 140, которые охватывают 94% всего населения мира и 98% мирового ВВП. ГИК рассчитывается из 98 показателей, из которых 54 основаны на данных международных организаций, 44 – на основе опроса ВЭФ.

В этом году рейтинг возглавили Соединенные Штаты Америки, которые входят в тройку лидеров на протяжении последних 5 лет. Лидерами рейтинга также остаются Сингапур, Германия, Швейцария и Япония.

По результатам рейтинга 2018 года Казахстан занял 59-е место со средним баллом 61,8, оставшись на той же позиции, что и в 2017 году.

Из 12 факторов конкурентоспособности улучшение произошло по 5 факторам, снижение по 4 факторам и по 3 факторам позиции не изменились. Из 98 индикаторов улучшение произошло по 50 индикаторам, ухудшение по 34 индикаторам и по 14 индикаторам изменений нет.

Конкурентными преимуществами Казахстана являются рынок труда – 30-е место (улучшение на 3 позиции) и динамичность бизнеса – 37-е место (ухудшение на 2 позиции). 

Согласно оценке ВЭФ, конкурентоспособность Казахстана находится на среднем уровне по таким факторам, как «ИКТ» - 44-е место, «Размер рынка» – 45-е место, «Образование и навыки» – 57-е место, «Рынок товаров» - 57-е место, «Институты» - 61-е место и «Макроэкономическая стабильность» - 62-е место и «Инфраструктура» - 69-е место. 

Слабыми позициями Казахстана определены факторы «Финансовая система» – 100-е место, «Здоровье» - 97-е место и «Инновационный потенциал» - 87-е место. 

Значительное улучшение в рейтинге отмечается по факторам «Институты», поднявшись на 12 позиций до 61-го места и «Рынок товаров», поднявшись на 10 позиций до 57-го места. Также Казахстан показал позитивную динамику по следующим факторам: «Инфраструктура» (69-е место, 2017 г. – 72-е место) и «Рынок труда» – (30-е место, 2016 г. – 33-е), «Финансовая система» – (100-е место, 2016 г. –102-е место).

Наибольшее снижение отмечается по 2 факторам: «Образование и навыки» (57-е место, -5 позиций) и «Здоровье» (97-е место, -3 позиций).

По 3 факторам как «Инновационный потенциал» (97-е место), «ИКТ» (44-е место) и «Размер рынка» (45-е место) позиции Казахстана не изменились.

Среди стран СНГ Казахстан занимает второе место после России

Позиции Казахстана в Глобальном индексе конкурентоспособности 2017-2018 гг.

 

2017

(среди 140 стран)

2018

(среди 140 страны)

Динамика

Глобальный индекс конкурентоспособности

59

59

-

Институты

73

61

12

Инфраструктура

72

69

3

ИКТ

44

44

-

Макроэкономическая стабильность

61

62

1

Здоровье

94

97

3

Образование

52

57

5

Рынок товаров

67

57

10

Рынок труда

33

30

3

Финансовая система

102

100

2

Размер рынка

45

45

-

Динамичность бизнеса

35

37

2

Инновационный потенциал

87

87

-

 


1074 просмотра

Чего ждать от налоговой реформы в Узбекистане

Начало налоговой реформы в этой стране сопровождается жаркими дискуссиями среди местных экспертов об отдельных ее положениях

Фото: Shutterstock

О преобразовании налоговой системы в Узбекистане заговорили в начале прошлого года – тогда в феврале президент страны Шавкат Мирзиёев заявил о необходимости принять новый Налоговый кодекс. Уже в апреле 2018 появился проект концепции по реформированию налоговой системы страны, который предполагал изменение номенклатуры, методики начисления и налоговой отчетности. Хотя активная фаза совершенствования налоговой системы республики началась в 2019 году, часть положений реформы до сих пор находится в стадии активного обсуждения.

Было 30, стало 25

Из проекта концепции следовало, что предприятия среднего и малого бизнеса, доход которых превышает 1 млрд узбекских сумов в год (44,4 млн тенге), будут причислены к категории большого бизнеса и станут платить налоги по более высоким ставкам. Предполагалось, что в целом это не ударит по интересам бизнесменов, поскольку уже на стадии концепции проекта налоговой реформы было предусмотрено введение единой 25-процентной ставки налога на доходы физических лиц. Это нововведение вступило в силу с 1 января 2019 года, а до того все граждане Узбекистана выплачивали налоги по достаточно сложной системе. К вычисляемому по прогрессивной шкале от 7,5 до 22,5% подоходному налогу добавлялось 8% отчислений в пенсионный фонд и от 15 до 25% единого социального платежа в зависимости от величины предприятия.

«Это позволит предприятиям и организациям увеличить заработную плату своим работникам и в целом снизит налоговую нагрузку на малые предприятия вдвое, а на крупные предприятия и еще больше», – подчеркивал в эфире республиканского телеканала O’zbekiston-24 экономист из Ташкента Борис Фроянченко.

Заодно он сослался на рекомендации МВФ, где уверены: именно плоская шкала налогообложения позволит Узбекистану стать более привлекательным для инвестиций из-за рубежа. 

В рамках налоговой реформы, активная фаза которой фактически началась с января текущего года, в Узбекистане изменились ставки еще ряда налогов. К примеру, в рамках совершенствования налоговой политики власти Республики Узбекистан снизили с 14 до 12% налог на прибыль для юридических лиц и с 22 до 20% – для банков второго уровня. До 20% был увеличен налог для провайдеров мобильной связи, но его привязали к уровню рентабельности предприятия с одновременной отменой порядка исчисления налога на сверхприбыль. До 5% была снижена и ставка налога на прибыль, взимае­мая у источников выплат в виде дивидендов и процентов. 

Экспертное сообщество Узбекистана начавшуюся налоговую реформу восприняло не очень позитивно. Одна из причин – далеко не все специалисты согласны с точкой зрения Всемирного банка, рекомендовавшего Министерству финансов Узбекистана не отказываться от действующей ставки налога на добавленную стоимость в размере 20%. Хотя в проекте налоговой реформы предполагалось снижение НДС до 12%, который должны были выплачивать все предприятия без исключения. Сейчас в стране по-прежнему существует много льготников по уплате НДС, в их числе есть и крупные предприятия. 

ЕНП против НДС

Владелец двух торговых точек в Ташкенте Ахрор Салимов считает: решение властей страны не вводить НДС повсеместно, оставив Единый налоговый платеж (ЕНП), является абсолютно правильным – это позволяет выжить таким небольшим предприятиям, как у него.

«Несмотря на то, что у меня две точки, их совокупный доход не превышает 1 млрд сумов в год. Работают всего семь человек. Это позволяет мне выплачивать ЕНП по ставке 4% и, соответственно, держать приемлемые цены для населения. Если бы нас всех заставили платить НДС, то мы были бы вынуждены автоматически поднять цены минимум на 15%. Это сразу же отразилось бы на наших оборотах. У населения все же не так много денег, как этого хотелось бы», – поделился с «Курсивом» своим мнением бизнесмен из Ташкента, выразив надежду, что и на завершающей стадии налоговой реформы в 2020 году в Узбекистане останутся послабления для малого бизнеса.

«Среди моих знакомых есть немало таких, кто уже всерьез задумался о закрытии своего бизнеса. Ведь сейчас идет тенденция к тому, что от предпринимателей требуется расширение своей деятельности, чтобы они могли безболезненно отказаться от ЕНП в пользу НДС. Но денег для так называемой оптимизации хватает далеко не всем. Потому я ничуть не удивился, когда на самом высоком уровне сообщили о том, что с начала этого года закрылось на 3% больше предприятий в сравнении с прошлым годом», – рассказал Ахрор Салимов. 

Иной точки зрения придерживается известный в Узбекистане экономист Юлий Юсупов. В беседе с «Курсивом», оценивая проводимую в его стране налоговую реформу, он положительно отозвался о существенном снижении налогов на доходы физических лиц и о переводе значительной части предприятий с упрощенного на общий режим налогообложения, но при этом указал на ее серьезные недостатки.

«Налоговая реформа организационно была подготовлена из рук вон плохо, что является причиной многих проблем. Например, не был устранен разрыв в налоговой нагрузке между предприятиями общего и упрощенного режима. Главным образом из-за того, что не был снижен НДС», – непривычно жестко для эксперта из Узбекистана заметил Юлий Юсупов. 

В своих публикациях в различных специализированных изданиях Юлий Юсупов не скрывает, что считает отказ от снижения НДС с 20 до 12% ошибкой, которая может стать роковой. По его мнению, изначально планируемый проектом налоговой реформы НДС позволял безболезненно перейти на общий режим налогообложения большинству малых предприятий Узбекистана. Тогда как при НДС в 20% большая часть предприятий оказывается в проигрыше. Отсюда и неприятие налоговой реформы со стороны бизнесменов, у которых наблюдается желание не выйти из тени, а, напротив, укрыться от налогов. 

На официальное сообщение о том, что эффективная ставка НДС в Узбекистане составляет 11,5%, Юсупов отреагировал с изрядной долей сарказма.

«Что это означает? То, что кто-то платит 20%, а кто-то благодаря льготам ничего не платит. И в среднем получается 11,5%. Это также означает, что если бы правительство выполнило прошлогодний указ президента о налоговой реформе и ликвидировало налоговые льготы по НДС, то НДС можно было бы снизить до 12% без каких-либо потерь для бюджета», – подчеркнул в своей публикации Юлий Юсупов.

При этом известный экономист заметил, что в условиях разукрупнения бизнеса, роста теневого сектора и недопоступления налогов в бюджет, об эффективности и привлекательности экономики Узбекистана говорить еще слишком рано. 

Рядовые граждане Узбекистана наблюдают за решениями по налоговой реформе без особого интереса, хотя об идущих среди экспертов жарких дискуссиях знают. По наблюдениям узбекистанского журналиста Юрия Черногаева, связано это с тем, что значительная часть граждан изменений в своей жизни от введенных с января новых правил уплаты налогов пока не заметила – как минимум половина узбекской экономики находится в тени, и на зарплату в конверте налоговые нововведения никак не повлияли.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций