Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


7164 просмотра

«КазТрансОйл» учитывает факторы, способные повлиять на стратегическое развитие компании»

Интервью с генеральным директором Димашем Досановым

Фото: АО «КазТрансОйл»

Оператор нефтепроводов делает ставку на повышение эффективности и надежности производства. Как АО «КазТрансОйл» развивается сегодня, рассказал генеральный директор компании Димаш Досанов. 

– Димаш Габитович, по итогам 2018 года чистая прибыль АО «КазТрансОйл» снизилась на 23,2%. В чем причина такого снижения?

– Консолидированная чистая прибыль АО «КазТрансОйл» по итогам 2018 года составила 38,5 млрд тенге, что действительно на 23,2% меньше результата 2017 года. Такая ситуация во многом обусловлена сокращением объема добычи нефти у основных грузоотправителей нашей компании и расширением пропускной способности Каспийского Трубопроводного Консорциума. 

В целом по итогам прошлого года мы наблюдаем рост доходов – 225, 4 млрд тенге, увеличение – на 1,3 %. Этого удалось достичь благодаря повышению тарифов на услуги по перекачке нефти в целях экспорта и транзита по территории РК по нефтепроводу ТОН-2, а также расширению операторской деятельности – началу сотрудничества с Каспийским Трубопроводным Консорциумом с середины прошлого года. В частности, доходы от операторской деятельности в прошлом году составили 13,2 млрд тенге, что на 24,9% выше аналогичного показателя 2017 года. Для нас рост этого показателя имеет большое значение, поскольку это логическое завершение многолетней работы, которую мы проводили в компании.
 
Что касается итогового результата, то основные факторы, повлиявшие на уменьшение консолидированной чистой прибыли АО «КазТрансОйл» за 2018 год, – это убыток совместно контролируемой организации, ТОО «Казахстанско-Китайский Трубопровод» (ККТ), обесценение основных средств и увеличение расходов КТО. 

Образовавшийся в ККТ убыток обусловлен возникновением курсовой разницы по валютному займу, привлеченному в рамках строительства и реконструкции объектов проекта строительства нефтепровода «Казахстан – Китай». Соответствующая доля убытка была отражена в консолидированной финансовой отчетности АО «КазТрансОйл» за 2018 год.

Следуя международным стандартам подготовки финансовой отчетности, компания периодически оценивает свои активы на предмет возможного изменения их стоимости. В результате уменьшения объемов перевалки нефти и нефтепродуктов через Батумский нефтяной терминал компания отразила в консолидированной финансовой отчетности обесценение по основным средствам, расположенным в Грузии.

В 2018 году «КазТрансОйл» увеличил свои вложения в повышение надежности производственных объектов, техническое перевооружение и реконструкцию магистральных трубопроводов. Это повлияло на рост амортизационных отчислений и налоговых расходов компании. Но это необходимые вложения: эксплуатируя систему нефтепроводов протяженностью свыше пяти тысяч километров, мы должны постоянно заботиться о поддержании ее в надежном и безаварийном состоянии. 

– Ожидаете ли вы снижения показателей в текущем году, ведь в рамках международных обязательств Казахстан должен сократить уровень добычи нефти. Как КТО оценивает возможные риски?

– Производственные показатели по транспортировке нефти, которые мы закладываем для расчета будущих доходов, запланированы заранее, исходя из заявок нефтяных компаний на транспортировку нефти по магистральным трубопроводам.

При этом, формируя заявки, нефтяные компании учитывают все те факторы, которые могут повлиять на сдачу и транспортировку нефти, в том числе и планы по снижению добычи нефти в рамках международных обязательств Казахстана. То есть в этом плане каких-то существенных рисков для себя мы не видим.

Вместе с тем существующие экономические реалии мотивируют нас вырабатывать новые подходы к управлению производством. В 2019 году мы продолжим работу по проведению качественной диагностики объектов, их дальнейшему техническому перевооружению. То есть основное наше внимание будет уделено производственной деятельности.

– Получило ли развитие подразделение компании, отвечающее за поставку воды? Изменилась ли ситуация с рентабельностью этого бизнеса? 

– ТОО «Магистральный Водовод» (МВ) как дочерняя организация АО «КазТрансОйл» занимается оказанием услуг по подаче воды по водоводу Астрахань – Мангышлак. На сегодня в ведении МВ находится все имущество, задействованное в оказании данной услуги. 

В целом ситуация в части рентабельности услуг по водоснабжению кардинально не изменилась, поскольку уполномоченным органом не принято повышение тарифов на услугу по подаче воды, и тарифы для ТОО «Магистральный Водовод» утверждены на уровне действовавших для КТО.

В этом году совместно с ТШО мы планируем завершить строительство водовода «Кульсары – Тенгиз» протяженностью 104,2 км для поставки технической воды для основного производства и технических нужд ТОО «Тенгизшевройл». Действующая ранее линия подачи воды морально и физически устарела и не обеспечивала подачу воды в нужном объеме, необходимом для предстоящего расширения производства ТШО. Проект полностью финансируется ТШО. На сегодня линейная часть водовода уже полностью обновлена, в мае-­июне мы планируем провести гидроиспытания, до конца года – завершить строительно-монтажные работы новой водонасосной станции с резервуарным парком. 

– По озвученным ранее планам в 2019 году должен быть завершен проект реверсирования нефтепровода «Кенкияк – Атырау». Как идет реализация проекта и на какой эффект рассчитывают в КТО?

– Полномасштабная реализация проекта реверса нефтепровода «Кенкияк – Атырау» ведется не один год. В прошлом году нам удалось значительно продвинуться в этом направлении, завершив реконструкцию головной нефтеперекачивающей станции (ГНПС) «Кенкияк», которая позволила расширить возможности транспортировки нефти в целях экспорта в направлении КНР. Эту работу мы проводим планомерно, поскольку развитие нефтепровода «Казахстан – Китай», как и диверсификация направлений транспортировки казахстанской нефти в целом, – это амбициозная задача государственного масштаба.

В рамках проекта мы намерены обеспечить перекачку нефти по участку в направлении от нефтеперекачивающей станции имени Шманова в Атырауской области до ГНПС «Кенкияк» в Актюбинской области в реверсном режиме, с увеличением производительности до 6 млн тонн в год. В итоге это позволит обеспечить загрузку Павлодарского и Шымкентского НПЗ и увеличить поставки в КНР по нефтепроводу «Казахстан – Китай», в том числе за счет западноказахстанской нефти. 

– Ранее «Роснефть» озвучивала планы по увеличению транзита российской нефти через Казахстан в направлении КНР до 18 млн тонн. Есть ли конкретные подвижки в этом направлении? 

– Консультации по этому вопросу, безусловно, ведутся. Но важно понимать, что увеличение транзита российской нефти в КНР потребует внесения соответствующих изменений и дополнений в соглашение между правительством Республики Казахстан и правительством Российской Федерации о сотрудничестве в области транспортировки российской нефти через территорию Республики Казахстан в Китайскую Народную Республику от 2013 года. Кроме того, рост объемов транзитной нефти также потребует расширения пропускной способности магистральных нефтепроводов АО «КазТрансОйл» и ПАО «Транснефть». То есть для решения вопроса необходимо участие всех вовлеченных сторон. Со своей стороны «КазТрансОйл» заинтересован в увеличении объемов транзита российской нефти.

– Есть ли подобный спрос на российскую нефть в Узбекистане, куда КТО также осуществ­ляет ее транзит?

– В целом для «КазТрансОйла» транзит российской нефти в Узбекистан – это перспективное направление. По итогам 2018 года в Узбекистан было поставлено 36 тыс. тонн российского сырья. В 2019 году поставки пока не осуществлялись. Технически в этом направлении КТО способен поставлять гораздо больше и готов к сотрудничеству.

– В прошлом году КТО подписал контракт на обслуживание Каспийского Трубопроводного Консорциума. Что удалось сделать за это время? 

– С июля прошлого года мы оказываем услуги КТК-К по техническому обслуживанию, ремонту и аварийному реагированию на объектах, находящихся на территории Республики Казахстан. Договор подписан на пять лет, и речь идет о 466 км магистрального нефтепровода, который теперь обслуживают наши специалисты. Также силами КТО ведется техническое обслуживание четырех нефтеперекачивающих станций КТК-К. Для этого в Атырауской области было создано 263 новых рабочих места, главным образом, по таким позициям, как линейные трубопроводчики, слесари, механики, электрики и другие, а также организованы три производственные базы обслуживания, оснащенные автотранспортной и специальной техникой, оборудованием, инструментами и приспособлениями. 

– Применяет ли на сегодняшний день КТО инновационные технологии?
 
– Безусловно. Несмотря на то, что трубопроводный транспорт весьма консервативная индустрия, по количеству внедренных новых технологий «КазТранс­Ойл» не отстает от мировых лидеров. В прошлом году мы запустили наш самый крупный проект по цифровизации – Главное диспетчерское управление в городе Нур-Султане. Отсюда специалисты дистанционно управляют нефтяными потоками по всей системе магистральных нефтепроводов АО «КазТранс­Ойл» и его совместно контролируемых компаний.

На предприятиях КТО внедрена уникальная отечественная цифровая технология транспортировки нефти по магистральным нефтепроводам SmartTran. Программа может в режиме реального времени обрабатывать данные, полученные от диспетчерского управления, обеспечивать их мониторинг и визуализацию в удобном формате.

Примечательно, что эта инновационная разработка включает функционал по расчету энергосберегающих режимов перекачки и по определению безопасного времени остановки нефтепровода. В итоге возрастает надежность эксплуатации магистрального нефтепровода и эффективность его работы.

Кроме того, начиная с 2000 года внутри компании проводятся технические совещания эксплуатационных служб и служб электрохимической защиты магистральных трубопроводов. За это время было рассмотрено более 30 предложений и технологий в области энергетического, технологического и диагностического оборудования. Именно таким образом в АО «КазТранс­Ойл» появились вакуумные реклоузеры для воздушных линий напряжения 6-10кВ, модульные станции катодной защиты с импульсными (инверторными) преобразователями, пункты автоматического регулирования напряжения, печи подогрева нефти с высоким КПД и многое другое.

Новые технологии применяются в КТО и при строительстве новых нефтепроводов, и в ремонте существующих. Для этого используются трубы с заводской изоляцией, проводится внутритрубная диагностика трубопроводов. В период с 2008 по 2018 годы заменено 1213 км нефтепроводов и обследовано трубопроводов общей протяженностью 10 405 км.
 
Также для защиты магистральных трубопроводов от коррозии проводится модернизация системы электрохимической защиты. В этих целях в период с 2005 по 2018 годы было заменено порядка 500 автоматических станций катодной защиты, адаптированных к системе SCADA.

Кроме того, с 2014 по 2018 годы, благодаря внедрению новых технологий, применению оптимальных режимов транспортировки нефти и проведению мероприятий по энерго­сбережению, компания снизила потребление энергоресурсов на 19,3%, или на 42 725 тонн условного топлива. 

– После успешного проведения Народного IPO 10% акций КТО находится у миноритарных акционеров. Отслеживает ли компания волатильность на этом рынке?

– С самого первого дня открытия торгов акциями «КазТранс­Ойла» на Казахстанской фондовой бирже мы на постоянной основе отслеживаем динамику изменения котировок, объемы торгов, изменения структуры акционеров, а также оцениваем влияние показателей деятельности компании, корпоративных событий и изменений во внешней среде на настроения и ожидания акционеров и инвесторов.

Могу сказать, что даже несмот­ря на постоянные изменения внешнеполитических и макроэкономических условий, текущие котировки акций АО «КазТрансОйл».

гораздо выше цены размещения. Более того, акции компании находятся в лидерах ренкинга ликвидности акций, торгуемых на Казахстанской фондовой бирже. При этом, подчеркиваю, за шесть лет торгов количество акционеров из числа граждан Казахстана сократилось всего на 13%. На мой взгляд, это достаточно убедительное доказательство высокого уровня доверия к нашей компании со стороны акционеров и инвесторов. 

Что касается миноритариев, то и совет директоров, и правление, взаимодействуя с акционерами компании, руководствуются принципами равного отношения ко всем акционерам вне зависимости от количества принадлежащих им акций. На этих же принципах мы в компании выстраиваем систему информационной прозрачности и взаимного уважения. 

– Недавно совет директоров АО «КазТрансОйл» дал свои рекомендации по размеру дивидендов за 2018 год. Можете прокомментировать эти рекомендации? 

– Согласно дивидендной политике АО «КазТрансОйл» при определении размера дивидендов учитывается несколько основных факторов. Это фактический размер полученного чистого дохода, необходимость обеспечения финансовой устойчивости и стратегического развития компании, предусматривающие финансирование капитальных вложений на поддержание и развитие объектов системы магистральных нефтепроводов.

Учитывая эти факторы, совет директоров рекомендовал установить сумму дивидендов в размере 40 млрд тенге, включающую 100% чистой консолидированной прибыли компании (38,5 млрд тенге) и 1,5 млрд тенге из нераспределенной прибыли прош­лых лет. Выплата дивидендов в данном размере сохранит финансовые ресурсы, необходимые для стратегического развития компании в интересах акционеров и потребителей наших услуг.

– Периодически в СМИ появляется информация о незаконных врезках в трубопроводы. В КТО ведут статистику таких преступлений? 

– Такая проблема действительно была, но сейчас ситуация обстоит таким образом, что о незаконных врезках, по сути, можно говорить в прошедшем времени. В общей сложности за последние пять лет количество незаконных врезок в магистральные нефтепроводы снизилось в 12 раз. С начала 2019 года зафиксирован один случай несанкционированной врезки в нефтепровод «Каламкас – Каражанбас – Актау». 

Чтобы добиться этого, компании и правоохранительным органам пришлось приложить немало усилий по обеспечению безопасности нефтепроводов. В частности, было организовано более тесное сотрудничество и постоянный обмен информацией с правоохранительными и следственными органами.

Свою эффективность в предупреждении незаконных врезок доказали автоматизированные системы охраны нефтепроводов и обнаружения утечек нефти, установленные на линейной части нефтепроводов. Системы охраны нефтепроводов предупреждают о несанкционированных воздействиях на грунт в охранной зоне уже при движении автомобилей и во время земляных работ. А системы обнаружения утечек информируют наших диспетчеров об отклонениях и нарушениях технологических процессов перекачки нефти, сигнализируют об утечках из нефтепроводов. На сегодня этими системами оборудовано более половины общей протяженности системы магистральных нефтепроводов и работа по их внедрению продолжается.


1253 просмотра

В Западно-Казахстанской области процедуру банкротства проходят почти 200 предприятий

Почему это происходит

Фото: Shutterstock.com

На стадии процедуры банкротства в области сегодня находятся 172 субъекта крупного и среднего бизнеса, но фактически компаний, оказавшихся в трудной ситуации, куда больше. Какие методы применяют налоговые органы, чтобы определить, как бизнес обходит закон, и что толкает предпринимателей на крайние меры, выяснял «Курсив». 

В финансовой коме

За последние два года в ЗКО 42 руководителя частных предприятий были привлечены к субсидарной (административной) ответственности за неисполнение закона о банкротстве. Попытки намеренно «убить» свое предприятие, заранее выведя из него активы, чтобы не платить по счетам кредиторов, или, напротив, не заявлять о банкротстве, обойдутся им в 1,9 млрд тенге по счетам кредиторов и штрафам. Сотрудники фискальных органов говорят: статья за лжебанкротство очень сложная и довести дело до суда бывает крайне трудно.

«Чтобы привлечь к уголовной ответственности, нужен ущерб в размере 10 тыс. МРП государству и другим кредиторам. Чаще факт лжебанкротства доказан, но ущерб меньше, и дела разваливаются», – сказал в комментариях «Курсиву» руководитель отдела реабилитации и банкротства ДГД ЗКО Алимжан Темирханов.

В 2018 году налоговики передали в службу экономических расследований департамента госдоходов (СЭР ДГД) 12 дел. Одно из них направлено в СЭР ДГД Алматы, одно переквалифицировано по статье «уклонение от налогов», три прекращены по нереабилитирующим основаниям – амнистия или истекший срок давности преступления. Остальные – на стадии рассмотрения. И только в 2019 году к уголовной ответственности за лжебанкротство привлечен один руководитель аксайского ТОО. Он получил полтора года ограничения свободы, хотя приговор не вступил в законную силу и оспаривается адвокатами предпринимателя.

«Этот приговор – один из первых в Казахстане по этой статье», – заметил Темирханов. 

Всего в суд было передано четыре уголовных дела по факту лжебанкротства, сообщили в департаменте госдоходов ЗКО.

Причиной такого явления, как лжебанкроство, аналитики ДГД считают высокую кредитную нагрузку и низкую финансовую грамотность субъектов МСБ, а банкротство называют способом бизнеса застраховаться от проблем в будущем.

«Бизнесменам выгодно банкротство, если сумма долга превышает активы. Тогда они могут списать все долги», – говорит Алимжан Темирханов.

Например, у одного из уральских предприятий-банкротов сумма долга по налогам достигла 200 млн тенге. Оно было контрагентом лжепредприятия плюс не указывало в своих отчетах часть оборотов. В 2017 году налоговые проверки это выявили, и ему доначислили налоги. В ходе анализа деятельности предприятия выяснилось также, что незадолго до банкротства, в 2015 году, предприятие продало около 20 автомашин и производственную базу.

По словам Темирханова, по балансовой стоимости имущество стоило около 300 млн тенге, а продали за 60 млн.

«Выясняем причину и узнаем: их вызывали в правоохранительные органы, потому что на их контрагента возбуждено уголовное дело о лжепредпринимательстве. И им будут выставлять уведомления. Проверка бухгалтерских документов показала: 60 млн на их счет не поступало», – рассказывает собеседник «Курсива».

В итоге было возбуждено уголовное дело по факту преднамеренного банкротства по статье 238 УК РК, которая предусматривает штраф и лишение свободы.

Погашение долгов по налогам может длиться до 20 лет, говорят в департаменте. Поэтому налоговые органы имеют право сами подавать иски в суд, требуя банкротства того или иного предприятия, чтобы вернуть долг активами. Из 172 банкротов, которые сегодня есть в ЗКО, 97 признаны банкротами по искам ДГД, это более 50%.

«По закону предъявить претензию налоговые органы могут и супруге – по совместно нажитому имуществу: дом, машины, ценные вещи. Так что, если кто преднамеренно организовал банкротство, прыгать от счастья не стоит – могут забрать и личное имущество», – заметил спикер.

По данным ДГД, к субсидиарной ответственности за лжебанкротство в 2018 году было привлечено 34, а в 2019-м – восемь владельцев частных предприятий.

bankrupt.PNG

Вычислят по счетам и супругам

Признаки ложного банкротства в первую очередь видны по счетам. В основном оказавшиеся на грани краха владельцы предприятий снимают деньги, продают транспорт, производственные базы, квартиры, объяснили в департаменте.

«Есть лица, у которых по два, три, четыре предприятия. Он то одно обанкротит, то второе. Это лазейки, которые законом не запрещены и требуют внесения поправок», – говорит представитель ДГД.

Проекты-«титаники»

Банкротство крупных компаний порой демонстрирует крах самых смелых идей и надежд.

Так, ТОО «СПП «Металлоизделия» – завод, основанный в Уральске в 1929 году, специализировался на металлообработке и машиностроении. Это одно из первых в Казахстане предприятий, которое наладило производство сэндвич-панелей для каркасных домов. Предприятие активно участвовало в строительстве крупных социальных объектов области, одно из которых – Назарбаев Интеллектуальная школа. ТОО около четырех лет находится в процеду­ре банкротства. Долг перед банком-кредитором – 1,8 млрд тенге. Реализации имущества завода все еще продолжается.

ТОО «Жаиктранс» и ТОО «Жаик­транс-терминал» находятся в процедуре банкротства с 2014 года. Общая задолженность перед банком-кредитором и компаниями-партнерами – 12,8 млрд тенге. ТОО «Жаиктранс» было зарегистрировано в 1998 году, создано для реализации проекта по транспортировке нефти на экспорт с месторождений Западного Казахстана – неф­тепровода Уральск – Самара. Основным видом деятельности ТОО являлось хранение, транспортировка и реализация углеводородного сырья и продуктов его переработки.

В 2006 году строительство трубопровода закончилось, однако запуск так и не был произведен из-за отсутствия сырья. Проект закрыли. В надежде на перемены ТОО поддерживало техническое состояние объекта за счет собственных и заемных средств, говорится в решении специализированного межрайонного экономического суда ЗКО. Обязательства предприятия стали расти из-за начисления кредиторами штрафных санкций и пеней. В 2012 году образовалась налоговая задолженность. Сейчас оно полностью бездействует. Кстати, решением арбитражного суда Самарской области дочернее предприятие ООО «Жаиктранс», за которым также числится дебиторская задолженность в сумме 2,1 млрд тенге, тоже было признано банкротом.

«Нефтепровод построен, но не действует. ТОО несколько раз проверяли на лжебанкротство, но подозрения не подтвердились», – прокомментировал эту историю Алимжан Темирханов.

В списках более мелких банкротов такое предприятие, как ТОО «СВИТ». Компания занималась импортом и производством кондитерских изделий. Сейчас его долг перед банком-кредитором составляет 676,6 млн тенге.

Банкротство коснулось практически всех сфер экономики ЗКО – торговли, строительства, пищевой промышленности и электроэнергетики. С начала 2019 года в области завершена ликвидация 27 предприятий-банкротов. Еще по пяти компаниям дела переданы в суд – для вынесения решения о признании их банкротами. Часть из 172 предприятий-должников, которые сегодня проходят процедуру банкротства, находятся в производстве еще с 2014 года. В структуре их общего долга (42,1 млрд) 140 млн тенге – это невыплаченная зарплата, пенсионные отчисления, соцналог и индивидуальный подоходный налог. Долги по залоговым кредитам – 14,7 млрд. Долги по налоговым обязательствам составляют 9,7 млрд. Задолженность предпринимателей перед другим юрлицами и по беззалоговым кредитам составила 6 млрд, по штрафам и пеням – 11,4 млрд тенге.

Точка зрения

Алмас Чукин, экономист:

«Причина 90% банкротств – долги перед банками, а уже потом остальные кредиторы. До 2018 года банки прятали плохие кредиты: ситуация шаткая была, и все старались делать вид, что все хорошо – рефинансировали, пролонгировали кредиты, шли навстречу заемщикам, пытаясь не доводить до дефолта. В прошлом году банкам помогли убрать этот балласт, и они стали более смело чистить свои портфели. Плохие кредитные истории терпеть стало незачем, поэтому началась более жесткая политика. В результате кто был банкротом давно, но по разным причинам не был виден, сейчас повылазили.

Банкротство – это иммунитет экономики, если она здоровая. Не все могут быть успешными: кто-то должен с рынка уходить, кто-то – приходить. Например, неэффективный капиталист держит людей, а они должны работать, возможно, в другом месте. Он разорился, и на первый взгляд это выглядит плохо – люди потеряли работу. С другой стороны, это бывает благословением: люди устали от нерезультативной работы и ушли в другое место, где стали эффективны.

Бывают структурные банкроты. Например, компания Amazon. Все говорят об успехах онлайн-торговли Amazon. Но есть обратная сторона. Посмотрите, что у них происходит с традиционным ритейлом (розничная торговля. – «Курсив»). 20–30% товаров в магазинах они «похоронили»: покупки переходят в онлайн, и в торговых центрах компании теряют покупателей. Но и тут неожиданно обнаружилось: из торговых центров получаются отличные офисные комплексы, спортзалы. Поэтому плакать по поводу банкротства бизнеса не стоит.

Мы не совсем правильно выстраиваем экономическую политику. Наша экономика, хотим мы этого или нет, – часть глобальной экономики, а это жесткая конкурентная среда. Но я сторонник свободного рынка – он сам регулирует все процессы».

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

svadba.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций