Перейти к основному содержанию


4280 просмотров

Как новая власть Узбекистана строит либеральную экономику

На фоне государственного протекционизма

Фото: Shutterstock/NICOLA MESSANA PHOTOS

Территория Навоийской области площадью в 110 800 кв. км в Узбекистане объявлена свободной экономической зоной (СЭЗ) на основании указа Шавката Мирзиеёва от 15 мая.

Соответственно, те областные предприятия, которые получат статус участника СЭЗ «Навои», например в сферах производства химической продукции, строительных материалов, энергетики, горной металлургии, транспортной и инженерно-коммуникационной инфраструктуры или сельского хозяйства, будут освобождены от выплат целого ряда налогов на срок от 3 до 10 лет. Речь идет о земельном налоге, налоге на прибыль, налоге на имущество юридических лиц, едином налоговом платеже для микрофирм и малых предприятий, а также о таможенных платежах за оборудование, сырье и строительные материалы, которые будут способствовать развитию предприятий на территории Навоийской области. Для учредителей предприятий с иностранными инвестициями в рамках программы СЭЗ «Навои», а также для членов их семей с 1 июня вводится трехлетняя инвестиционная виза. В случае необходимости ее можно прод­лить без выезда за пределы Узбекистана.

Реформа с барьерами

Создание СЭЗ «Навои» – очередной шаг в реформировании экономики Узбекистана. Создание СЭЗ и либерализация внешнеторгового режима в новой экономической политике страны сочетаются с установлением достаточно жестких протекционист­ских барьеров на пути товаров и услуг из-за рубежа. Предприниматель – владелец нескольких торговых точек на крупнейшем рынке Ташкента «Абу Сахий» в беседе с «Курсивом» попросил об анонимности в обмен на откровенность. По его словам, число различных заградительных мер для импорта в Узбекистане отнюдь не уменьшилось, а даже возросло. «Новая экономическая политика нашей страны сильно напоминает то, с чем я сам сталкивался в Китае: оттуда можно, туда  категорически нельзя! Другой вариант – за свои деньги организуй им производство. Мы не против последнего пункта. Но когда мы с друзьями стали выяснять возможность организации производства по программе СЭЗ «Навои», нам дали понять, что таких, как мы, в Навоийской области не ждут», – поделился ташкентский предприниматель.

Завозить товары из-за рубежа, заметил собеседник, по сравнению с прежними временами стало намного сложнее. «Вы не поверите, но с лета 2017 года уже несколько раз ставки акцизного налога на импорт меняли. В основном в сторону повышения. К примеру, с января нынешнего года подняли пошлины на ввоз бытовой химии и предметы личной гигиены, на поставках которых мы специализировались. Было 5% от таможенной стоимости товара, стало 10%. Так ведь есть еще и другие косвенные платежи, которые набрасывают еще 20%. Все слишком дорогим становится. Да, нам предлагают брать товары от местных производителей. Но качество у них несравнимо хуже, чем то, что предлагают Россия, Белоруссия и Казахстан». 

До сих пор существующие барьеры в движении капитала – еще одна причина недовольства предпринимателя из Ташкента. По его словам, несмотря на валютную реформу и свободную конвертацию сума, в банках Узбекистана практически невозможно купить наличные доллары и евро. «Вся купленная валюта переводится на банковские карты. В принципе, тоже пойдет. Но есть один нюанс: с ними можно работать в России или у вас в Казахстане. А вот в Турции или в Эмиратах уже нельзя. Деньги просто не переводятся. Мне кажется, что все эти ограничения для развития бизнеса нормальными не являются», – заметил ташкентский предприниматель.

На чью защиту встать государству?

Известный узбекский политолог, руководитель  Центра исследовательских инициатив Ma’no Бахтиёр Эргашев считает протекционистские действия официального Ташкента оправданными: государство должно защищать производителей, а не торговцев. «Как сторонник идеи экспортно-ориентированной модели развития, всемерной поддержки отечественного производителя, я считаю, что рынок Узбекистана надо открывать очень осторожно. На мой взгляд, безграничного открытия нашего рынка для импорта быть не должно. Более того, я считаю, что мы и так слишком быстро это сделали, открыв много возможностей для поставок из-за рубежа, – рассказал о своей позиции «Курсиву» Бахтиёр Эргашев.

Несколько иной взгляд на проводимую Узбекистаном экономическую политику у директора расположенного в Ташкенте Центра экономического развития Юлия Юсупова. Отвечая на вопросы «Курсива», он приз­нал, что, несмотря на введение конвертации национальной валюты по текущим операциям, открытие границ с соседними странами для свободного движения товаров и либерализации ряда внешнеторговых процедур в Узбекистане существует еще немало барьеров на пути импорта. К ним относятся как высокие таможенные пошлины по некоторым товарным позициям, так и  отдельные препоны административного характера. «Основная причина – лоббизм со стороны некоторых производителей и архаичных институтов, сохранившихся еще с советских времен, правда, несколько видоизменившихся и переименованных из отраслевых министерств в ассоциации, концерны и даже АО. К тому же в коридорах власти все еще находятся люди, для которых протекционизм – единственно приемлемая форма экономической политики», – считает экономист из Ташкента. В своих публикациях Юсупов регулярно критикует политику протекцио­низма, приводя примеры из мировой практики.  

К примеру, в одном из материалов о вреде протекционизма Юлий Юсупов сравнил развитие экономик Индии и Южной Кореи. Если в начале 1950-х годов Нью-Дели в области экономической политики взял курс на протекционизм и импортозамещение, то Сеул провозгласил внешнюю открытость и экспортоориентацию. «Тридцать лет спустя среднедушевой доход в Индии составлял всего лишь $230, а средняя продолжительность жизни – 55 лет. В Южной Корее за это же время доход на душу населения вырос до $2900 в год, а средняя продолжительность жизни – до 69 лет. К этому моменту Южная Корея не только не получала зарубежной помощи уже два с лишним десятилетия, но и выплатила свою внешнюю задолженность. Индия же, напротив, не могла обойтись без такой помощи, а по объему внешнего долга в $60 млрд занимала четвертое место в мире», – сославшись на информацию от американского историка Джима Пауэлла, отметил экономист.

Реакция Казахстана

Новая экономическая политика Узбекистана может очень скоро отразиться на показателях товарооборота с Казахстаном. По информации узбекского Гос­комстата, товарооборот двух республик с января по апрель 2019 года составил более $1 млрд и в сравнении с данными за аналогичный период прошлого года вырос на 128,6 %. Пока импорт из Казахстана в Узбекистан превышает экспорт: $663,7 млн против $390,8. Однако этот разрыв сокращается – Узбекистан стал заметно чаще поставлять в РК продукты с высокой добавленной стоимостью. Здесь и автомобили Ravon и SamAuto, и текстильные изделия с лейблом Made in Uzbekistan, и даже овощные консервы и сокосодержащие напитки. При этом перед импортом аналогичной продукции официальный Ташкент поставил протекционистские барьеры. Дело дошло до того, что предприниматели южных регионов Казахстана стали высказывать опасения по поводу своей конкурентоспособности перед производителями из Узбекистана и поставили под сомнение целесообразность создания в Туркестанской области международного центра торгово-экономического сотрудничества «Центральная Азия» («Курсив ЮГ» N 17 писал об этом в материале «Что нам второй «Хоргос» готовит?»). С большой вероятностью свой вклад в изменения показателей товарооборота между нашими странами в пользу соседей с юга внесет и создаваемая в Навоийской области свободная экономическая зона. По информации СМИ Узбекистана, о своем желании разместить на ее территории свои производственные мощности уже объявили компании из Канады, Китая, России и Франции.


2190 просмотров

О чем говорили на саммите G20

И как это повлияет на страны Центральной Азии

Фото: Reuters

Отрешенный взгляд британского премьер-министра Терезы Мэй на встрече с президентом России Владимиром Путиным, особый стиль рукопожатия американского президента Дональда Трампа, как и его указующий перст в адрес главы испанского правительства Педро Санчеса, – все это внешние проявления всех саммитов «Большой двадцатки». Именно на этой показной стороне, легко понятной рядовым гражданам, часто фокусируются СМИ. 

Вместе с тем следует понимать, что встречи глав-государств G20 являются «вишенкой на торте» договоренностей, достигнутых на ранее проведенных узкоспециализированных министерских встречах. Тех самых, где политика уходит на второй план, явно уступая место экономике. Именно на таких малозаметных встречах и определяется общая линия поведения лидеров стран «Большой двадцатки», а также принимаются решения, которые оказывают прямое влияние на развитие мировой экономики в краткосрочной и даже среднесрочной перспективе. Прошедший в японской Осаке 28 и 29 июня саммит G20 исключением из правил не стал. Несколько пунктов итогового документа затрагивают интересы не имеющих отношения к «Большой двадцатке» стран Центральной Азии, включая и Казахстан. 

Мир с нами 

В 8-м пункте итогового документа со ссылкой на решение министров торговли стран G20 в Цукубе отмечается, что страны «Большой двадцатки» выступают за ускорение реформирования Всемирной торговой организации (ВТО). Основная цель – создание свободной, справедливой, недискриминационной, прозрачной, предсказуемой и стабильной торгово-инвестиционной среды, которая позволит сделать мировые рынки более открытыми и даст толчок для создания новых рабочих мест. Поскольку в Центральной Азии в ВТО входят Казахстан и Кыргызстан, следует ожидать, что сразу после реформирования этой организации обе страны могут столкнуться с давлением извне. К примеру, велика вероятность, что РК «убедительно» попросят снять ограничения в виде понижения таможенных сборов и снятия утилизационного сбора на ввоз автомобилей. В настоящий момент цены на большинство моделей автомобилей на казахстанском рынке заметно выше среднемировых. 

Еще один пункт, который страны «Большой двадцатки» считают одним из приоритетных, – укрепление глобальной сети финансовой безопасности, основанной на квотах и обеспеченной преимущественно ресурсами Международного валютного фонда (МВФ). Предполагается, что в ближайшее время при участии Группы Всемирного банка (ГВБ) система квотирования будет пересмотрена с одновременным усилением страхования рисков в процессе финансирования развивающихся экономик. Очевидно, что с началом реализации новой стратегии МВФ и ГВБ одним из первых с обновленным подходом познакомится Узбекистан, который в процессе реформирования своей экономики как раз следует рекомендациям этих международных финансовых организаций. 

Подарок от Осаки-2019

У «Большой двадцатки» самых развитых стран мира есть и своеобразный «пряник» для развивающихся экономик. Речь идет о разработанном в недрах G20 «Плане действий по борьбе с коррупцией на 2019–2021 годы». Из него следует, что уже в ближайшее время, во-первых, будет значительно усилена борьба с подкупом иностранных публичных должностных лиц при совершении международных деловых операций. Во-вторых, будет введен запрет на предоставление в странах G20 убежища тем лицам, которые подозреваются у себя на родине в совершении коррупционных преступлений. Учитывая, что Центрально-Азиатский регион ранее покинуло немало экс-владельцев заводов-газет-пароходов с репутацией коррупционеров, у властей стран появляется вполне реальный шанс на возвращение незаконно выведенных финансовых средств. Другое дело, что, пожалуй, это единственный пункт итогового документа саммита G20, который хоть как-то отвечает интересам развивающихся стран мира.

Сытый и голодный 

Известный экономист и финансист из Узбекистана Абдулла Абдукадиров в беседе с «Курсивом» обратил внимание еще на несколько пунктов итогового документа, которые могут затронуть интересы стран Центральной Азии. Среди них – признание странами G20 роста глобальных финансовых дисбалансов. «Иными словами, развитые страны становятся богаче, а развивающиеся – относительно беднее. Поэтому утверждается, что «тщательно выверенная мак­роэкономическая и структурная политика, приспособленная к конкретным условиям страны, необходима для преодоления чрезмерных дисбалансов и снижения рисков для достижения цели G20 – сильного, устойчивого, сбалансированного и всестороннего роста», – заметил Абдукадиров и задался вопросом: каким образом «Большая двадцатка» намерена оказывать поддержку странам с наименьшим доходом населения – подарит рыбу или научит ее ловить? 

Знаковым считает экономист из Узбекистана и пункт, призывающий к изменению фискальной, денежно-кредитной и финансовой системы из-за старения населения стран G20. «Это означает, что традиционные капиталистические методы решения проблемы старения, такие как увеличение пенсионного возраста, изменение способов начисления пенсионных накоплений, насильственное квотирование работы людей пенсионного возраста будут и дальше развиваться так, чтобы это бремя перевести с плеч государства на наши семьи и предпринимателей», – говорит Абдукадиров, подчеркивая, что пенсионное законодательство в развивающихся странах меняется не без влияния G20. 

Наконец, собеседник «Курсива» обратил внимание на решение стран «Большой двадцатки» усилить борьбу с коррупцией в рамках деятельности Целевой группой по финансовым мероприятиям (ФАТФ), которая будет предотвращать нежелательную для стран «двадцатки» децентрализацию финансовых технологий. «ФАТФ устанавливает глобальные стандарты предотвращения отмывания денег, финансирования терроризма и распространения борьбы с коррупцией и терроризмом. Никто не должен сомневаться, что эти стандарты будут направлены прежде всего против тех лидеров, которые не будут особо придерживаться принципов взаимодействия и предоставления кредитов со стороны МВФ и ЕБРР», – не без доли сарказма заметил Абдулла Абдукадиров.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций